ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА • Форум о путешествиях в Индию

ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Правильное питание и образ жизни. Пагубные привычки и способы от них избавиться.

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Пт окт 23, 2015 1:30 pm

Оценка, как инструмент для задержки развития

Должен сказать, я никогда не писал практически ничего об оценках, несмотря на многочисленные просьбы и даже настоятельные рекомендации, просто потому, что всегда считал для себя эту тему очень понятной. Но в последнее время разговор этот возникает вновь и вновь — с коллегами, с друзьями, с родителями. Значит, говорить надо. Ну что ж, давайте.

Сразу скажу: дело вовсе не в том, что я категорически против оценок, я просто действительно совсем-совсем не понимаю, как оценка в школе может явиться хоть каким-то образовательным (педагогическим) инструментом. Штука в том, что весь мой опыт доказывает обратное. Да и опыт коллег, по моим наблюдениям, приводит к единственному выводу: оценка не просто вредна — она развращает личность, убивает любопытство, приводит к конфликтам и комплексам.

Хотите доказательств? Пожалуйста! Желание получить положительную оценку (и избежать отрицательной) постепенно становится сильнейшей мотивацией. Настолько сильной, что часто она покрывает все остальные мотивации. Потому и вводится в манипулятивных системах дрессировка с самого раннего детства. Начнем с простейших примеров: скажем, за обедом человек хочет поскорее выпить компот. При этом знает, что положительную оценку («ты хороший мальчик») он получит в случае, если съест суп. Как ему поступить? В рамках приобретенного условного рефлекса — реакция на положительную оценку — он принимается за суп. Получает подкрепление в виде похвалы (оценка). Как вам кажется, сколько раз ему нужно побывать в подобной модели, чтобы она закрепилась? Нескольких будет достаточно, не правда ли? Что станет результатом? Его неумение определить, чего он на самом деле хочет? Познание принципа зависимости отношений с мамой от ее субъективной оценки? Что взрослые лучше знают, как жить? Организм, черт возьми, подсказывает, что он хочет компот (рис с овощами, макароны и пр.) а мир диктует, что нужно есть суп! Как тут быть? Однако эта дилемма не вечна. Оценка — наркотик, ежедневное применение которого снимает все эти вопросы. И постепенно вытесняет истинные мотивации.

Слишком примитивно? Этот же механизм работает точно так же и в более сложных случаях.

Давайте про школу. Взгляните на пятибалльную оценочную систему: ничего странного не замечаете? Из пяти возможных вариантов три – отрицательные (причем один из них — единица — практически никогда не используется), остается хилая дифференциация между 4 и 5… Что мы хотим сказать с помощью этих сомнительных инструментов? Даже приблизительной объективности не получается. Представьте, у человека в диктанте было 20 ошибок, он долго работал и в следующем сделал только 8. И что же? Опять двойка! Между тем его успех намного больше, чем у отличника, который, исправив одну-единственную ошибку, перешел от четверки к пятерке. Равно как и за сданный чистый лист он получит не ноль, что было бы хотя бы логичным, а все ту же двойку. Неужели вас это не смущает? Как объяснить это детям? Разве такая система может стать хоть сколько-нибудь серьезной и честной обратной связью — поддерживающей, обучающей….

Девочка Света выучила письмо Татьяны и получила пятерку. Мальчик Ваня не выучил письмо Евгения и объяснил, почему он этого не сделал (его раздражает лживость и манипулятивность письма). Два. И это — в полном соответствии со стандартом.

Государственная контрольная в нашей школе. Второй класс. На картинке — гнездо и домик. Вопрос: объясните, что общего и в чем разница. Наш ученик отвечает: «Разница в том, что в гнезде живет птица, а в доме — человек, а общее то, что в гнезде живет птица, а в доме — человек». Ответ, на мой взгляд, на грани гениальности. Прикажете поставить пару, в соответствии со стандартом? Сказать что-нибудь типа «ты молодец, но мир этого не оценит?» Нет тут подходящих вариантов. Но есть вопрос: зачем оценка? Разве без нее мы не сможем понять, что человек знает, а чего не знает?

Могу предложить вам жестокую и опасную проверку: введите на недельку жесткую оценочную систему в собственные женско-мужские отношения и увидите, с какой скоростью рухнет все. «Дорогой, сегодня за наш секс ставлю тебе 4 с минусом…» — «Дорогая, тебе троечка за сегодняшний вечер». Смешно, не правда ли? Вот и в отношениях с детьми — смешно.

Оценка приводит к тому, что человек учится соответствовать не самому себе, своим желаниям, мыслям, интересам, а учебнику, взглядам учителя, вообще взрослого. Он постепенно теряет умение взаимодействовать с миром, выбирать.

Это неправда, что без оценок «они» не учатся! Ну совсем неправда! Эта формула возникает только в одном случае: происходящее вне уроков намного важнее происходящего внутри. И еще один обязательный элемент: сам оценивающий часто страдает сильнейшим комплексом неполноценности. Стоит только построить вместе с учениками яркий, интересный процесс, необходимость в оценках отпадает сама собой.

Был у меня когда-то такой случай. Меня пригласили в одну из школ провести с учениками 9-10-11 классов «День чтения» (есть, как оказалось, и такой день…). Мы с участниками нашли малоизвестную сказку Андерсена и организовали большую открытую конференцию, в процессе которой они в малых группах читали, свободно ходили по залу, обменивались мнениями, трактовали, задавали друг другу вопросы, спорили. Практически не было не вовлеченных в процесс (а почему бы им быть, ведь речь шла о собственной трактовке, об отношении текста к нашей жизни). И тут ко мне подошли две учительницы этих детей. «Как здорово! Мы никогда их такими не видели! Можно мы поставим оценки?» Я, конечно, оторопел: «Зачем?» — «Просто мы действительно никогда прежде не слышали голоса некоторых из них, а сейчас они так активны. Это поможет нам поставить им в четверти хотя бы тройку…»

Ну и как вам? Все еще не достаточно доказательств? Талантливые, яркие, активные получат «хотя бы тройку». Легко, конечно, свалить все на учителей, сказав, что они просто не умеют организовать интересный урок. Я уверен, что это не так. Просто сами учителя оказываются заложниками оценочной системы и теряют постепенно собственную ориентацию, собственную способность к творчеству.

В процессе учения, познания, безусловно, человеку необходима «обратная связь». Ну так и дайте ее! Начиная с раннего детства. Разговор о том, что вы думаете, что чувствуете, что вам мешает, что помогает, каков ваш опыт, предложение поддержки — все это намного действеннее, чем оценочное «молодец, хороший мальчик, вот теперь ты мне нравишься» (Мне! Вот в чем истинная цель — понравиться высшему существу!)

В школе же все еще проще: человек учится, это так интересно! Зачем подменять его желание познавать мир желанием понравиться учителю, соответствовать некоему стандарту? Сколько потерянных поколений еще необходимо для того, чтобы понять, насколько это опасно? Сначала «подсадим» на оценку в качестве главного мотора, а потом носимся в поисках утраченной самости ребенка. «Он ничем не интересуется…»

Знаете, когда к нам приходят дети из других школ, то, о чем говорилось выше, проявляется как на негативе. Поначалу они в принципе не в состоянии поверить, что будут приняты такими, какие есть. В этом смысле они проходят довольно непростой период адаптации. Это такой же непростой период и для нас: ведь одно дело, когда человек делает что-то, ибо в противном случае его осудят, и совсем другое — когда он выбирает сам как поступать. Одна история, когда он постоянно получает «месседж» окружающего мира типа «мы-то знаем, как поступать правильно, знаем все правильные ответы, и тебя скоро научим», и другая — учиться самому принимать решения, открывать свой собственный интерес, следовать ему, находить неожиданные пути и решения (о которых учитель может и не догадываться). Открыть заново, что урок может быть интересен сам по себе, вне зависимости от того, как тебя оценивают, — это, верите ли, непросто. Особенно если до этого главным мотором была оценка. Противоположные системы координат...

Как-то меня спросили: вы, наверное, говорите не об оценках, а об отметках? А что, действительно есть разница? Разве отметка не является простым выражением вашего оценивания? Разве не на нее реагирует ребенок — радостно или с горечью? Разве это не пустое словоблудие, в конце концов?

Манипулятивная система требует манипулятивной же поддержки. Не поэтому ли так часто предлагается и такое оправдание: «Сейчас он учится важному принципу: как поработаешь, так и получишь. Поработаешь хорошо — получишь пять, поленишься — получишь два. Вот вырастет — будет так же: поработает (поучится) хорошо — получит большую зарплату (должность, положение), поленится — будет прозябать под забором». И первое, и второе — ложь! Уверен, за примерами читателям далеко ходить не придется.

Я снова и снова возвращаюсь к своему излюбленному вопросу: зачем? Если ответ — обратная связь, то намного проще дать ее на словах, объяснить, что к чему, найти вместе ошибки, предложить путь к их исправлению, пониманию.

Оценка — один из главных якорей учителей и родителей, не умеющих или не желающих сделать жизнь интересной, как для себя, так и для другого.

Вот и даем мы в ответ на простой вопрос «зачем учиться» взаимоисключающие ответы: учиться нужно для себя, но на оценку других. Как это? Сами подумайте!
Вложения
опять 2.jpg
опять 2.jpg (89.9 КБ) Просмотров: 5640
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Сб окт 24, 2015 1:03 pm

МУДРОСТЬ ВЕД ~ НАСТАВЛЕНИЯ КРИШНЫ

Приходя в этот мир,
ребёнок ничего не знает о том,
как себя вести в обществе.
Он не понимает, что хорошо и что плохо.
Это значит, у ребёнка ещё нет
ни плохих, ни хороших наклонностей.
Но как же дети приобретают
хорошие или плохие качества?
Вы когда-нибудь задумывались об этом?

То, что они постоянно слышат от своих родителей,
то они и принимают как свои жизненные ценности.
В деревне, в том месте, где люди обычно идут к реке,
возникает тропинка, и она становится дорогой.
Подобным образом желания родителей нередко
становятся плохими или хорошими качествами их детей.
Разве не так?

Но когда родители замечают
недостатки в своих детях,
они изумляются и огорчаются.
Они спрашивают себя,
где же их дети научились всему этому.

На самом деле родители сами, неосознанно,
посеяли семена порока в сердцах своих детей.
Из этих семян растут деревья греховности.

Если родители хотят, чтобы их дети стали
добродетельными и праведными,
прежде всего им следует самим научиться
контролировать свои собственные желания.
Вы согласны?

Все родители должны подумать об этом.
Вложения
веды.jpg
веды.jpg (44.85 КБ) Просмотров: 5634
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Вт окт 27, 2015 9:50 am

Правила жизни с подростком

Обычно родители либо пропускают момент взросления своего чада, как-то все не могут собраться с силами и осознать, что вот оно началось и вовсю идет. Ну, либо напрочь отказываются в него верить. А ведь это очень важно - вовремя распознать пубертат и в то же время не расстаться с ощущением, что агрессивный подросток у зеркала – тот самый ребенок, который нуждается в вашей любви и поддержке. Нуждается, как никогда.

Однако самыми распространенными способами вступить в контакт с подростком продолжают оставаться следующие:

а) обессилевшая мать истерит, орет, от чего все становится только хуже;

б) агрессивный отец врывается в ситуацию с возгласом: «Я из тебя щас всю дурь выбью!»

Плюс вокруг бабушка крутится, как Плющенко в клипе вокруг Билана.

Начнем сначала. Итак, ваш малыш с ангельскими ресничками, пахнущий, как розовый куст, превратился в орущего, вонючего, конфликтного, местами волосатого ежа. Обычно он не хочет читать, учиться и поднимать глаза от планшета.

Так продолжается не один год, и отношения, которые формируются в этот период, могут сохраниться на всю жизнь. Подростковый возраст пройдет, а отчуждение закрепится. Если…

Если не помнить, что «переходный» - это САМЫЙ тяжелый возраст в жизни человека, который нельзя сравнить ни с одним больше возрастным кризисом. Ни в детстве, ни в старости – ни в 30, ни в 40, ни в 85 у человека не бывает такой трудной жизни. Ведь ребенок начинает резко расти, скелет и мышечная масса увеличиваются, а сердечно-сосудистая система отстает. Все это в полном несоответствии друг другу и никак не выравнивается. Гормоны скачут. И симптомы, которые у взрослых являются последствиями сильнейшего стресса, например, сбой менструального цикла, утомляемость, перепады настроения – в подростковом возрасте считаются нормальными издержками роста.

Ну, представляете как ему трудно?

они.png
они.png (193.12 КБ) Просмотров: 5276


Отсюда конфликты, претензии, обиды. Появляются первые прыщи и первые комплексы. Потливость усиливается, успеваемость падет. (В начальной школе по статистике успеваемость ,когда дети учатся на 4-5, составляет 50%, в средней школе уже 10%. В связи с пубертатом учеба перестает быть главной деятельностью ребенка). В жизнь входят многочасовые стояния перед зеркалом и запах табака. Ну, и плюс-минус всякие кошмарные явления, которые еще недавно родителям и в страшном сне не могли присниться: наркотики (по официальным данным в России первый раз наркотики пробуют в 13 лет), секс (в 15), алкоголь и гулянки по ночам. Хотя, казалось бы, еще недавно назначенный мамой комендантский час был не пустым звуком.

И если ребенок вообще перестает ходить в школу, предки понимают, что, конечно, могут спросить «почему?» Но на фоне всего остального – это не самое страшное.

Огромный мир подростка трагически сужается до какой-нибудь тупой с точки зрения взрослых проблемы: «Почему у меня нет парня?» или «Почему я самый маленький в классе?» И мои любимые типично подростковые заморочки: «Я что, не такой как все?» и «Неужели я похож на других?»

Обычно пубертат раньше начинается у девочек (в 11-13), позже у мальчиков (в 12-15). Хотя многое зависит от таких факторов, как национальность и гены.

И вот они уже не дети, но еще и не взрослые, и от этого едет крыша. Произойти такое может резко вдруг, как описано у Франсуазы Саган – за одно лето.

Что советую:

Расслабиться. Вспомнить, что вам тоже было 14 лет. Вспомнить, как в ночи мать звонила вашим подругам, а отец тревожно стоял в окне. В общем, вспомнить, как все это было у вас и как вы все-таки выжили.
Понять, что ребенок вырос, имеет вторичные половые признаки и подвижную психику. И что сейчас он находится в болезненном состоянии, от которого страдает в первую очередь он сам, причем страдает куда сильнее, чем вы. Принять его взросление. Проявить к нему уважение, как к взрослому человеку и оказать поддержку.
Как можно чаще проявлять понимание и сочувствие. Вы, конечно, живой человек, и когда слышите что-то откровенно хамское – имеете право высказать свое недовольство. Но все-таки попробуйте постараться проживать дни без агрессии и скандалов.
Вывести из дома тему школы. Вообще. Вынести ее вместе с мусором. Говорить о школе только, если ребенок сам инициирует этот разговор. (Сюда же относятся разговоры про оценки, ЕГЭ, от результатов которого якобы зависит будущее всей семьи, угрозы про армию, работу дворником, беседы о важности хождения в театры и музеи и пр.) Если вы не будете выносить ему мозг своими нотациями, есть шанс услышать, что он говорит. Еще раз: если вы закроете рот, возможно, ребенок сам захочет что-то вам рассказать и поделиться сокровенным.
Не стоит также вынимать левой рукой планшет, а правой вкладывать книгу в руки подростка. Бесполезно.
Для того чтобы сформировать у ребенка сознательное отношение к жизни, придется дать ему определенную свободу.

Потому что через некоторые вещи точно лучше пройти в 15 лет, чтобы они не догоняли в 20. Факт остается фактом: дети, которых ограждали, с которыми носились, которых изо всех сил старались «не упускать», столкнувшись с реальной жизнью, попросту не умеют ею распоряжаться, не знают, как жить своим умом и став взрослыми, все время ищут какой-то опоры.

И часто получается так, что дети из семей, где все было под запретом, к примеру, покурить и выпить, пытаются, только поступив в институт. А это уже инфантилизм, и выглядит глупо и нелепо. К этому времени ровесники уже все попробовали, повзрослели и отчасти переросли некоторые соблазны.

А вот «дети», которые жили по жесткому расписанию, которых все время контролировали, которым не доверяли, словом, заорганизованные дети, оказавшись в нестандартной ситуации, не знают, как себя вести. Они не привыкли и не умеют принимать решения. Не умеют и не привыкли противостоять соблазнам, отказывать. Зато очень хотят быть принятыми в компанию, мечтают, чтобы ровесники считали их за своих. В том числе и так становятся наркоманами.

Так что контролировать бессмысленно! Тотальный контроль и недоверие только приучает ребенка врать. Выход один – дать свободу сегодня! Чтоб ребенок пережил все какие-то ситуации, научился себя в них вести. Доверие и уверенность, что ваш ребенок сам разберется, что хорошо, а что плохо – вот залог вашего спокойствия! А вовсе не ежеминутные попытки определить его местонахождение и самочувствие.

Ну, и пожалуйста, даже в самые тяжелые моменты обострения взаимоотношений со взрослеющим сыном или дочкой не забывайте: это по-прежнему – он, тот самый малыш с ангельскими глазками, и у него по-прежнему нет других родителей.

И короткая обобщающая памятка «Правила жизни с подростком», которые стоит соблюдать, если вы хотите пройти через переходный возраст с наименьшими потерями.

Старайтесь и учитесь:

— БЫТЬ на его стороне всегда;

— уметь СЛУШАТЬ, не перебивая, когда подросток что-то рассказывает, чтобы он мог выговориться и не боялся, что в ответ на любую его фразу вы будете протаскивать какие-то свои воспитательные идеи («Вот видишь! А я говорила!»);

— уметь МОЛЧАТЬ, когда ребенок не хочет ничего рассказывать;

— уметь ОТКАЗЫВАТЬ, когда это необходимо. Отказывать твердо, но доброжелательно;

— уметь ОТПУСКАТЬ и ДОВЕРЯТЬ, когда ребенок начинает жить своей «личной» жизнью (друзья, подруги, поездки, переписка);

— уметь ДОГОВАРИВАТЬСЯ с ребенком, не доводя ситуации до конфликта (ему всегда что-то нужно от вас, а вам – от него: «не будешь помогать – не получишь карманных денег»), и придерживаться договоренностей;

— СОЗДАТЬ такие условия, чтобы у ребенка не было причин врать вам (причин вранья три: страх, выгода и психопатология, две из них вы в силах исключить, третью – вылечить);

— ИСКЛЮЧИТЬ из общения вопросы типа:

- Как дела в школе?
- Ты чего молчишь?
- Ты чего такой грустный?
- Ты чего такой грязный?
- Я смотрел электронный дневник и хочу поговорить об этом… и пр.

— РАЗГОВАРИВАТЬ не поучая, ОБЩАТЬСЯ на равных;

— научиться разговаривать НЕ О ШКОЛЕ, а о жизни вообще;

— не пытаться контролировать все в жизни подростка (это все равно невозможно), а воспитать так, чтобы он знал, как правильно реагировать на внештатные ситуации (насилие, алкоголь, наркотики и пр.);

— даже наказывая, делать так, чтобы ребенок не сомневался, что ВЫ ЕГО ЛЮБИТЕ.
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Ср ноя 11, 2015 10:21 am

Уроки с ребенком делать не надо!

— Повторяю: делать уроки с ребенком не надо! Собирать с ним портфель не надо! Спрашивать «как там, в школе?» не надо. Вы и отношения портите и результат только отрицательный. Вам что, с ним больше поговорить не о чем?

— У ребенка обязательно должно быть личное свободное время, когда он НИЧЕГО не делает: от 2 до 4 часов в день. Тревожные амбициозные родители детей заорганизовывают. Кружки, секции, языки… И получают неврозы и все, что к ним прилагается.

— В отношениях со школой и педагогами вы должны быть на стороне своего ребенка. Берегите детей. Не бойтесь плохих оценок. Бойтесь довести до отвращения к школе и учебе вообще.

— Российские родители ориентированы на оценки. Это еще с советских времен. Например, в моем классе учились два чеха и один поляк. После одной серьезной контрольной на собрании все НАШИ родители спрашивали про оценки, и только чехи и поляки спрашивали что-то вроде: "Как он себя чувствовал? Он волновался?" И это правильно.

— Трудно сказать у кого больше психологических проблем – у отличника или у двоечника.

Отличники, которые берут усердием и «высиживают» свои пятерки – тревожные дети с пониженной самооценкой.

— Если ваш ребенок не в состоянии делать уроки сам – у этого всегда есть причина. Лень тут не при чем. Такой категории как лень в психологии вообще не существует. Лень всегда раскладывается на отсутствие мотивации и воли.

— Среди причин, по которым ребенок не делает уроки сам, может быть что угодно: повышенное внутричерепное давление, гипертонус, психологические проблемы, СДВГ (синдром дефицита внимания и геперактивность). И вместо того, чтобы тратить свои вечера на совместное сидение над учебниками – лучше попробовать определить эту причину и работать над ее устранением.

— Есть родители, которые хотят вырастить ответственных, самостоятельных, успешных детей.

И бывают родители, цель которых – тотальный контроль над ребенком, а уж каким он там вырастет не так и важно – главное, чтобы не срывался с поводка.

— Как часто из-за тревоги по поводу оценок буквально рушатся семьи, крушатся отношения, родители и дети оказываются разъединены, иногда навсегда.

Психика у подростков и без того обострена, а месяцы подготовки к ГИА и ЕГЭ становятся по-настоящему черными временами для семьи: всех преследуют неврозы и депрессии, они провоцируют истерики, болезни, чуть ли не суициды.

Как избежать всего этого кошмара или хотя бы минимизировать последствия?

Я думаю, сосредоточиться на любви и вечных ценностях.

Подумать о том, что довольно скоро, когда все оценки и экзамены сотрутся из памяти, будет важно только одно - не утратили ли вы близость, доверие, понимание, дружбу со своим ребенком…

Ведь можно получить пятерку и потерять дочь. Сдать ЕГЭ, «поступить сына в институт», но уже не восстановить отношений.

Как избежать ненужных жертв учебе? Как сохранить мир в семье и одновременно сделать так, чтобы ребенок хорошо учился?
Вложения
уроки.jpg
уроки.jpg (79.14 КБ) Просмотров: 5261
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Пн ноя 16, 2015 9:31 am

Каждый родитель бессознательно делает выбор: общаться со своим ребенком, опираясь на готовые программы, которые ему предлагает память о собственном детстве или психологи, или каждый раз настраиваться на волну ребенка, проживая его «здесь и сейчас». Я понимаю, что это сложная фраза. Но очень важно, чтобы вы осознали всю глубину различия между этими двумя подходами. Первый подход удобен, так как позволяет вам просто отыгрывать роль хорошего родителя, опираясь на образы, уже существующие в вашем сознании. Это происходит как бы автоматически и не требует ни дополнительного внимания, ни творческого напряжения.
Второй подход – «сонастройки» – очень затратен. Ребенок – растущая сущность – поэтому он каждый день новый. Он просто не может не пытаться раздвигать границы, противопоставлять свою волю вашей.
Опираясь на идеи популярного на Западе психолога Э. Берна (если вам не хватает моего авторитета) сформулирую аксиому: ребенок не может строить отношения с родителями, если они не открывают ему свою человеческую сущность. Ребенок чувствует себя обманутым, когда родитель предлагает ему для общения не душу, а роль. Дети очень хорошо ощущают разницу между ролью и человеком, но не понимают причин, по которым родители лишают их самого главного.
Роль воспитателя, в которую мы все, увы, периодически соскальзываем, очень напоминает мультфильм о Карлсоне, который живет на крыше: « Не балуйся, делай уроки и, вымой руки».Формально - не придерешься. Она явно осуществляет педагогические действия.
Вот только ребенок ощущает себя объектом воспитания, как бы обделенным правом называться человеком. Он может и не осознавать этого, но обязательно выдаст бессознательную реакцию – реакцию закрытия.


Продолжу через пару дней.
Ваш Дмитрий Морозов
Вложения
китеж.jpg
китеж.jpg (33.38 КБ) Просмотров: 5253
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Ср ноя 25, 2015 7:01 pm

Мой любимый герой.

Тишину урока нарушил резкий скрипучий голос Зои Васильевны:

– Голубев! Что это? Ты в своем уме?!

Мы все как один подняли головы от своих тетрадей. Класс писал сочинение на тему «Мой любимый герой». Я уже набросал первые слова: «Мой любимый герой – замечательный разведчик Николай Кузнецов». И вдруг…

– Голубев! Я тебя спрашиваю! Встань!

Из-за первой парты перед разгневанным классным руководителем поднялся Алеша Голубев – маленького роста, тщедушный, в очках с сильными линзами.

Он был объектом насмешек всего класса, мальчишек и девчонок, потому что никогда не участвовал в наших проказах, был тихим, застенчивым, немного неуклюжим. После уроков он всегда спешил домой (говорили, что у него была очень больная мама). Его тихий голос слышно было только у доски. В классе с ним никто не дружил, а напротив, часто обижали, дразнили «Голубком» и нередко прятали его вещи, пользуясь слабым зрением Алеши. Но он, к моему удивлению, никогда не злился, не огрызался, а только как-то беззащитно улыбался, как бы смеясь над собой. В такие минуты мне было очень жаль его, но из-за глупой солидарности с остальными я никогда не вставал на его защиту.

И вот теперь Алеша, понурив стриженую голову, стоял перед презрительным взором Зои Васильевны. Несмотря на недостаток времени, все с любопытством уставились на эту сцену, желая знать, что же вызвало такое возмущение классной. Но она сама ответила на наш немой вопрос:

– Вы только посмотрите на него! Как вам нравится, о ком он пишет?! Его любимый герой – Иисус Христос!

Класс зашумел. Кто-то засмеялся, радуясь, что несчастный Голубев сделал несусветную глупость. Кто-то присвистнул: «Во дает!» А кое-кто выразительно покрутил пальцем у виска. Действительно, выбрать себе такого героя в наше замечательное время! На дворе 1970 год, время прогресса, «эра светлых годов», а тут… Действительно, ненормальный этот Голубев!

Классная между тем продолжала свою обличительную речь:

– Теперь мне все понятно: и почему ты до сих пор не пионер, и почему абсолютно не участвуешь в общественной жизни класса. Не стыдно – всегда ссылаешься на больную мать! Оказывается, вот в чем дело, вот у тебя какие герои! Какая уж тут общественная жизнь!

В ответ раздался еле слышный голос:

– Зоя Васильевна, у меня правда сильно болеет мама…

Классная спохватилась: сцена затянулась, а время урока неумолимо идет. Да еще почти все перестали писать и уставились на нее и на беднягу Голубева.

– Так, все продолжаем писать, время идет! А ты, Алеша, – сменила она гнев на милость, – немедленно зачеркни эту… это, и пиши, как все ребята: о настоящем герое, настоящем, замечательном человеке! Сколько их, замечательных людей! Подумай и пиши.

Она вернула Алеше тетрадку, и, посчитав инцидент исчерпанным, вернулась за учительский стол. Мы тоже вернулись к своим «опусам», торопясь наверстать упущенное время.

Но Алеша почему-то продолжал стоять, все так же опустив голову. Не заметить это классной было невозможно.

– В чем дело, Голубев? – тон ее был недовольным. – Тебе что-то неясно? Учти, мы теряем драгоценное время!

И вновь я с трудом разобрал тихий ответ:

– Извините, Зоя Васильевна, я не могу… о другом герое.

– Что-о? Что такое?

Зоя Васильевна поднялась со своего места, не успев утвердиться на нем, и всей своей величественной фигурой надвинулась на Алешу. Он казался таким маленьким и невзрачным перед ней! Классная была раздражена непредвиденной заминкой, к тому же все мы опять подняли головы от сочинений, с удивлением глядя на строптивого Голубка.

– Что значит «не могу»? У тебя нет другого любимого героя?

– Нет… другого нет.

– Это не герой, а выдумка невежественных, темных людей. В наше время смешно даже говорить об этом. Но мы с тобой поговорим отдельно, а сейчас, будь добр, садись и пиши, как все ребята. Ясно?

– Да… ясно.

Алеша сел и вроде бы стал что-то писать. Зоя Васильевна вернулась на свое место, несколько раз взглянула на него с подозрением, но успокоилась. Все пошло своим чередом. Я легко набросал красивые предложения о том, как хотел бы во всем быть похожим на героя-разведчика, и закончил раньше всех.

Оглушительно зазвенел звонок, заставив вздрогнуть отстающих. Но вот, все сдали, наконец, свои тетради, и класс опустел. Но история с Голубевым на этом не кончилась. Я уже был в коридоре, как вдруг услышал:

– Голубев, а ну-ка, вернись! – тон классной был повышенным и не обещал ничего хорошего.

Алеша вернулся в класс, и через полуоткрытую дверь я видел, как он встал у стола Зои Васильевны, так же понурив голову и ссутулив узкие плечи. До меня донеслось:

– Значит, вот ты как! Назло учителю, назло всем! Все-таки написал об этом… о своем… Решил показать упрямство! Так, я спрашиваю?

Казалось бы, мне не было никакого дела до несчастного Голубка. Пусть получит за свою глупость, за своего героя, или как его назвать…

Ребята уже разбежались (урок был последним), но мне что-то не давало уйти. Любопытство или какое-то иное чувство влекло меня к полуоткрытой двери. Сам не зная почему, я подошел и прислушался.

– Нет, Зоя Васильевна, я не назло… – голос у Алеши был слабым и дрожащим.

– Нет, именно назло! Именно! Тебе было сказано: писать, как все ребята, – о героях войны, пионерах-героях, да о ком угодно! Мало ли у нас замечательных людей, на которых нужно равняться, на которых стараться быть похожими. А ты? Кто такой этот Иисус Христос? Это даже не сказочный герой! Ну ладно, я поняла бы, если бы ты написал об Илье-Муромце, о русских богатырях. А он кто? Да пойми ты, что такого человека никогда не было! Это все поповские выдумки, в которые верят необразованные, серые люди! И ты, советский школьник, повторяешь басни неграмотных, обманутых старушек? Эх ты! А я считала тебя неглупым мальчиком. Стыдись!

Зоя Васильевна прервала свой монолог, очевидно, чтобы набрать воздуха для продолжения. Но тут раздался дрожащий голос Алеши:

– Это неправда! Иисус Христос… Он жил, потом умер, Его распяли… Но Он ожил… То есть, воскрес… Он и сейчас живет. Все герои умерли, а Он живет!

Наступила пауза. Я мог только представить лицо Зои Васильевны, но и сам был поражен. Так возражать классной, которая самим взглядом могла заставить «проглотить язык» любого! И кто – тихоня Голубок!

Но вот Зоя Васильевна опомнилась, и голос ее загремел в тишине пустого класса:

– Ты соображаешь, что говоришь? Твое счастье, что тебя никто не слышит! Ты где живешь, Голубев? В какой стране? В какой школе учишься? В советской школе или в Киевской бурсе?..

Дыхание Зои Васильевны начало срываться, голос перешел почти на визг.

– «Он живет», – передразнила она. – Да ты знаешь, что наши ученые давно доказали, что Бога нет?! Иисус Христос – просто вымысел, понимаешь? Вы-мы-сел! А сочинили это все хитрые люди, чтобы обмануть таких простаков, как ты. Чтобы ты, вместо того чтобы учиться и строить светлое будущее, бормотал всякие молитвы со старухами. Может, ты и в церковь ходишь?

Вопрос требовал ответа. И он прозвучал, такой же тихий, но твердый:

– Да, хожу… С бабушкой. А Бог есть, и Иисус Христос – Божий Сын, и Он умер за наши грехи, и в третий день…

– Хватит! Классная громко хлопнула чем-то по столу. – Не желаю слушать эти бредни! Не собираюсь терпеть в своем классе мракобесия! Собирайся, идем к директору, пусть он решает, что с тобой делать. Хоть бы мать пожалел!

Я решил, что они сейчас выйдут, и отпрянул от двери, собираясь сбежать. Но к моему удивлению, никто не вышел, а из-за двери вдруг раздался совсем другой голос учительницы – мягкий и какой-то вкрадчивый.

– Алеша, послушай! Ради твоей мамы, давай решим этот… эту ситуацию по-другому. Здесь только ты и я, пусть все останется между нами. Ведь если все узнают, твоей маме будет тяжело, а ведь она так страдает, бедная… – Голос стал совсем мягким, задушевным. – Давай так: ты мне сейчас кое-что пообещаешь, и мы все забудем, хорошо?

– Хорошо, – обрадовано ответил Алеша. – А что нужно пообещать?

– Скажи мне так: Зоя Васильевна, простите меня, пожалуйста… Это ты можешь?

– Да, могу. Зоя Васильевна, простите меня, пожалуйста.

– Ну вот, молодец. И еще скажи: я очень ошибался, никакого Иисуса нет, и я даю Вам честное пионер… честное слово, что больше никогда не буду писать или произносить это имя. Вот и все, что я от тебя хочу услышать. Договорились?

Алеша молчал. Видимо, решив, что он сдается, классная прибавила:

– Подумай. Здесь только ты и я, нас никто не слышит. Если ребята спросят, скажи, что я тебя как следует отругала и простила. А с твоим сочинением… я что-нибудь придумаю. Только скажи мне эти слова, и пойдем, а то уже поздно.

Я приготовился слушать Алешкино извинение. Сам я, честно говоря, легко отрекся бы от всего и сделал бы так, как хотела классная. Подумаешь, делов-то! Ведь никто не слышит, а это главное!

Но услышал я совсем не извинения.

– Нет, Зоя Васильевна, – голос Алеши неожиданно окреп и совсем не дрожал. – Нас здесь не двое! Здесь еще Он Сам, Иисус Христос! Он жив… и Он слышит все, и видит все. Он умер за меня, Зоя Васильевна! Как же я скажу, что Его нет? Я тогда буду предателем, как Иуда. А я не хочу быть предателем… и не буду. Простите меня… – и Алеша все-таки расплакался.

У меня самого комок к горлу подкатил – жалко было Голубка, что же ему теперь будет? «Ну, Зоя теперь ему устроит», – думал я. И в то же время я сознавал, что сам бы никогда не осмелился на такое. Ну ладно, за себя борешься или за кого-то родного, а то – за какого-то Иисуса Христа, Которого, может, и правда не было никогда! А если и был, неужели из-за Него нужно ссориться с самой классной, а то и с директором школы? Даже подумать страшно.

То, что произошло дальше, ошеломило меня, как внезапный удар. К тихому всхлипыванию Алеши прибавилось рыдание… Зои Васильевны! Это было так неожиданно, что я просто потерял голову и перестал что-либо понимать. Мне стало казаться, что все это происходит не по-настоящему, а просто я слышу радиопостановку, где все плачут, и я тоже. Через какую-то пелену я слышал прерывающийся осипший голос Зои Васильевны:

– Алешенька, милый мальчик мой… Ты прости меня, старую, глупую… Я ведь не знала… Я сама ничего не знаю… Алеша, ты даже не понимаешь, какой ты хороший… Прости…

Она помолчала несколько секунд и добавила:

– Ты верь. Без веры нельзя в этой жизни… А я… прости меня!

Я был мальчишкой, но понимал, что мне нужно уйти, свидетели здесь больше не нужны. В задумчивости я даже не заметил, как вышел из школы и побрел домой, придя в себя уже у двери своей квартиры. В тот день я многого не понял, но отчего-то щемило сердце и не хотелось играть и дурачиться. Я смутно понимал, что прикоснулся к чему-то такому, чему нет объяснения, к какой-то тайне, светлой и чистой, как слезы тех двоих, в классе. Тогда я, конечно, не понимал, что у тайны этой нездешнее, неземное происхождение. В тот день для меня приоткрылась дверь в неведомое…

С тех пор минуло много лет, почти человеческая жизнь. Я не знаю, где сейчас Алеша Голубев, жива ли еще наша классная Зоя Васильевна Вербицкая. Да и я уже немолодой, «повидавший виды» человек, попусту растративший десятки лет своей жизни, заработавший тяжелую болезнь, но все же счастливый. И я отчетливо помню, как впервые услышал Имя, которое для меня теперь дороже всех имен. И как впервые стал свидетелем твердого исповедания этого Имени из уст маленького невзрачного мальчишки. И как это Имя оказалось способным пробить броню черствости и безбожия в сердце человеческом, растопив в нем многолетний лед лжи.

Спасибо тебе, Алеша! Слава Тебе, Господи!
Андрей МАЁРШИН
Вложения
post-11-1095280263.jpg
post-11-1095280263.jpg (47.93 КБ) Просмотров: 5236
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Ср дек 02, 2015 6:16 am

19 заповедей Марии Монтессори для родителей, которые важно перечитывать хотя бы раз в год

Эти заповеди необходимо знать каждому, кто хочет вырастить своего ребёнка достойным человеком, любящим своих близких и уважающим законы общества.

1. Детей учит то, что их окружает.
2. Если ребенка часто критикуют — он учится осуждать.
3. Если ребенка часто хвалят — он учится оценивать.
4. Если ребенку демонстрируют враждебность — он учится драться.
5. Если с ребенком честны — он учится справедливости.
6. Если ребенка часто высмеивают — он учится быть робким.
7. Если ребенок живет с чувством безопасности — он учится верить.
8. Если ребенка часто позорят — он учится чувствовать себя виноватым.
9. Если ребенка часто одобряют — он учится хорошо к себе относиться.
10. Если к ребенку часто бывают снисходительны — он учится быть терпеливым.
11. Если ребенка часто подбадривают — он приобретает уверенность в себе.
12. Если ребенок живет в атмосфере дружбы и чувствует себя необходимым — он учится находить в этом мире любовь.
13. Не говорите плохо о ребенке — ни при нем, ни без него.
14. Концентрируйтесь на развитии хорошего в ребенке, так что в итоге плохому не будет оставаться места.
15. Всегда прислушивайтесь и отвечайте ребенку, который обращается к вам.
16. Уважайте ребенка, который сделал ошибку и сможет сейчас или чуть позже исправить ее.
17. Будьте готовы помочь ребенку, который находится в поиске и быть незаметным для того ребенка, который уже все нашел.
18. Помогайте ребенку осваивать ранее неосвоенное. Делайте это, наполняя окружающий мир заботой, сдержанностью, тишиной и любовью.
19. В обращении с ребенком всегда придерживайтесь лучших манер — предлагайте ему лучшее, что есть в вас самих.


Суть педагогики Монтессори заключается в девизе: «Помоги мне сделать самому».

Мария Монтессори - выдающийся итальянский ученый, врач-антрополог, педагог и психолог посвятила всю свою жизнь созданию специальной методики воспитания детей. Работая с детьми, она постепенно пришла в выводу, что ребенок Сам является творцом своей личности. В нем изначально заложено стремление и энергия к САМОразвитию.

На сегодняшний день педагогика Марии Монтессори – одна из самых востребованных методик развития ребенка, в которой совмещено, казалось бы, несовместимое: свобода и дисциплина, увлекательная игра и серьезная работа.
Вложения
мм.jpg
мм.jpg (91.74 КБ) Просмотров: 5212
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Пн дек 07, 2015 5:50 am

Должны ли дети что-то родителям?

Это актуально для многих, меня об этом спрашивают постоянно. Да что там – я сама долго искала внутри себя ответ на этот вопрос. Или даже вопросы:
Почему часто родители ждут от детей возврата какого-то долга?
Должны ли дети что-то своим родителям?
И если да, то что? Сколько и каким образом нужно отдавать?
А если нет, то, что делать? Игнорировать эти просьбы?


Хочется сказать в первую очередь о том, как нам самим такими не стать (ведь родителей и их позицию уже не изменишь, да и незачем). Давайте попробуем в этом разобраться.
Почему же так происходит, почему родители ждут от детей возврата какого-то долга? На основании чего? Почему столько переживаний из-за этого у родителей и чувства вины у детей? Где закралась ошибка и несправедливость? Кто и кому должен? И должен ли?

Когда кто-то кому-то что-то должен, это означает, что в отношениях нарушен баланс. То есть только один из них что-то давал, и только один что-то брал.

Со временем накопился долг, и у первого человека внутри есть ощущение, что его обманули и использовали – все забрали и ничего не отдали. Я не буду рассматривать ситуацию, когда первый отдавал второму много лет бескорыстно. В этом мире бескорыстия практически не бывает. Даже в отношениях родителей и детей.

Родители в своей заботе о детях держат в уме как минимум стакан воды, который ребенок все-таки должен принести. Ждут и заботы в немощи, и финансовой помощи, и что их будут продолжать слушаться, и что дети будут жить так, как хотят родители, и поводов для гордости и хвастовства, и внимания. И много чего ждут. Даже если явно об этом не говорят. Но на основании чего?

Родители действительно очень много вкладывают в детей – время, нервы, деньги, здоровье, силы. В течение долгих лет. Им часто приходится отодвинуть свои желания на второй план – ради ребенка. Делать то, что не хочется – опять же ради него. От чего-то отказываться, чем-то жертвовать – как минимум своим собственным сном в течение нескольких лет. Кто сказал, что быть родителями легко и просто?

Вот проходят годы, и вдруг — или не вдруг – ребенок слышит прозрачные намеки или прямые указания, что именно и как он должен родителям. Но насколько это правомерно и обоснованно? Действительно ли он что-то должен? И откуда это ощущение несправедливости берется?

Родители переживают, потому что их родительство показалось им самим огромной безответной жертвой. Односторонним процессом, не дающим никаких бонусов и радостей. Двадцать лет мучились и теперь ждут, что должно как-то вознаградиться это все безобразие. Они очень много отдавали и ничего не получали. Совсем ничего. Должна же быть справедливость! Но так ли это?

Нет. Этот мир всегда и во всем справедлив. Дети на самом деле очень много родителям дают. Точнее даже, Бог дает нам через детей столько всего! Даже не описать словами. Их объятия, признания в любви, смешные слова, первые шаги, танцы и песни… Даже просто вид маленького спящего ангела — настолько милыми Господь их создал! Первые пять лет жизни из ребенка исходит столько счастья, что оно притягивает взрослых как магнит. Дальше тоже много разных бонусов, хоть и в чуть меньшей концентрации. То есть через детей Богом родителям дается так же очень много, причем такого, что за деньги не купишь и на дороге не найдешь. И все честно, все компенсируется — родители трудятся, Господь их вознаграждает. Сразу же, в этой же точке. Ты ночь не спал – а тебе утром улыбку, гуление и новые навыки.

Но для того, чтобы получать все эти бонусы — надо быть с детьми рядом. И иметь силы и желание этим наслаждаться – что тоже немаловажно. Видеть все эти дары, быть благодарными за них.

Именно в их детские годы, пока они маленькие, и из них все это счастье излучается просто так, каждую минуту. То, как они пахнут, смеются, ругаются, обижаются, любят, дружат, познают мир – все это не может не радовать любящее сердце родителей. Счастье в нашем сердце – это и есть награда за труды.

Тогда почему родители чувствуют, что им кто-то что-то должен? Потому что их не было рядом с детьми, и все эти бонусы и радости получил кто-то другой — бабушка, няня или воспитательница в детском саду (хотя последняя наверняка тоже этим не пользовалась). Родителям было некогда дышать детскими макушками и обнимать их посреди ночи. Нужно же работать, реализовываться. Нужно куда-то бежать, дети не убегут, подумаешь малыш! С ним не поговоришь, не обсудишь день, он вроде бы ничего не понимает, ему все равно, кто его качает и кормит. Отношения с младенцами часто не вписываются в наше понимание отношений – какое там, так только помыть-покормить-уложить. Некогда нам любоваться спящими детьми, усталость такая сильная, что можно только упасть где-то в другой комнате. Нет времени изучать с ним кузнечиков и цветочки. Нет сил на то, чтобы вместе рисовать, лепить, петь. Все силы остаются в офисе.

Но даже если мама не работает, скорее всего, ей тоже не до этих странных «бонусов» и мелочей. Это же какая-то ерунда, пустая трата драгоценного времени (как и на саму себя), а ей надо дом убрать, еду приготовить, в кружок ребенка отвезти, в магазин сходить. Она же не может лежать с ним рядом и болтать на его непонятном языке, это же глупо. Нет никаких сил и совсем нет времени на то, чтобы просто заглянуть ему в глаза и выдохнуть все напряжение. И если мы идем по делам, то идти надо быстро, а не останавливаться возле каждого камешка. Хотя физически мама рядом, все эти бонусы стремительно пролетают мимо нее. И часто у неработающей мамы к детям претензий еще больше — она же пожертвовала ради них даже своей самореализацией, не работая, так, что потенциальный счет будет еще выше.

Так хочется иногда остановить какую-нибудь бегущую куда-то маму с каменным лицом! Остановись, мама, самое большое чудо рядом! И оно не может ждать!
Оно растет каждую минуту и дарит тебе столько чудес и счастья, а ты пропускаешь все это мимо, не обращая внимания! Словно лепя очень важный песочный замок, ты не замечаешь в песке крупинок золота.
Так же часто останавливаю саму себя, когда у меня вдруг находятся более важные дела, чем почитать книгу, поиграть с ними в Лего или просто полежать рядом со спящим чудом. А куда это я собралась? И зачем? Может быть, лучше позволить счастью проникнуть в мое сердце прямо сейчас и растопить его?

По итогу же этого всего мы получаем такую ситуацию, что люди работали много лет, трудились и достаточно тяжело (разве это может быть просто?), а их честно заработанную зарплату выдавали в другом месте, каким-то другим людям. Потому что именно они были там, где нужно. Например, пока мама и папа изо всех сил трудятся, чтобы выплатить ипотеку за свой огромный дом и заплатить за услуги няне, эта няня испытывает счастье, она наслаждается жизнью в этом доме с этими детьми (я таких счастливых и наполненных нянь, балдеющих от детей и общения с ними, видела очень много, когда мы жили в поселке под Петербургом). А может быть и такое, что все эти радости не получал никто – никому они были не нужны, и спустя много лет и сам ребенок уже поверил, что ничего интересного и хорошего в нем нет.

При этом работавшему тяжело и долго человеку через двадцать лет всё же хочется зарплаты — сразу за все эти годы! И он требует — у тех, ради кого и мучился. А у кого же еще? Но не дают. Вот и остается неудовлетворенность, ощущение обмана и предательства…

Но чья проблема, если мы сами не приходим за своей «зарплатой» родителей каждый божий день? Кто виноват, что мы забываем о том, что в мире все пройдет, а дети будут маленькими всего однажды? Кто несет ответственность за то, что карьера и свершения для нас важнее детских макушек и разговоров с ними? Кто платит за наше решение, когда мы готовы отдать своих детей в садики, ясли, няням, бабушкам ради каких-то достижений, теряя с ними связь и теряя все то, что так щедро дает нам через малышей Господь?

Бесполезно ждать возврата долга от взрослых детей. Они не смогут дать того, что вы хотите, потому что они уже очень много дали вам, хоть вы и не взяли все это.

Дети возвращают долг не родителям, они отдают то же самое своим детям, и в этом мудрость жизни. И пить из взрослых детей соки — значит тем самым обделять собственных внуков, как это ни печально.

«Извини, мама, я ничем не могу тебе сейчас помочь. То, что я должна тебе, я отдам своим детям. Тебе я готова дать благодарность, уважение, необходимую заботу в случае, если это требуется. И все. Больше ничем не могу помочь. Даже если очень захочу.».

Это единственное, что может взрослый ребенок ответить своим родителям, требующим возврата долга. Конечно, он может попытаться, бросить на это все силы, всю жизнь, отказываясь от своего будущего, вкладывая не в своих детей, а в родителей. Только удовлетворения ни у одной из сторон от этого не будет.
Мы не должны ничего своим родителям напрямую. Мы должны все это своим детям. Вот он – наш долг. Стать родителями и передать все это дальше. Отдать всю силу рода вперед, ничего не оставляя позади. Точно так же и наши дети ничего не должны нам. Они даже не должны жить так, как мы хотим, и быть счастливыми так, как мы это видим.
Наша единственная плата за все – уважение и благодарность. За все, что для нас было сделано, как это было сделано, в каком объеме. Уважение, как бы родители себя ни вели, какие чувства бы ни вызывали в нас. Уважение к тем, через кого наши души пришли в этот мир, кто заботился о нас в дни наибольшей беспомощности и уязвимости, кто любил нас, как умел и как мог – изо всех своих душевных сил (просто сил не у всех много).

Конечно, на нас лежит ответственность за последние годы жизни наших родителей, когда они сами о себе позаботиться уже не могут. Это даже не долг, это просто по-человечески. Сделать все, что возможно, чтобы помочь родителям выздороветь, облегчить им быт и дни немощи. Если мы не можем сидеть с болеющим родителем рядом, нанять ему хорошую сиделку, найти хорошую больницу, где будет осуществляться надлежащий уход, по мере возможности – проведывать, уделять внимание. А еще хорошо бы помочь им «правильно оставить это тело». То есть помочь им подготовиться к этому переходу, читая книги. Общаясь об этом с духовными людьми. Но это не долг. Это само собой разумеется, если мы сохранили в себе что-то человеческое.

Больше ничего дети нам не должны. И мы не должны своим родителям. Только уважение и благодарность – напрямую. И передача самого ценного дальше. Дать своим детям не меньше, чем мы сами получили. А лучше – дать даже больше, особенно любви, принятия и нежности.
Поэтому чтобы в старости не стоять с протянутой рукой возле их дома, требуя выплат, учитесь наслаждаться уже сегодня тем, что вам так щедро дается свыше.
Обнимайте их, балуйтесь с ними, смейтесь вместе, нюхайте их макушки, болтайте ни о чем, никуда не спеша, валяйтесь в кровати, пойте, танцуйте, вместе открывайте этот мир – мало ли разных возможностей для того, чтобы вместе с детьми испытывать счастье!

И тогда трудности не кажутся такими трудными. И работа мамы – такой неблагодарной и тяготящей. Подумаешь бессонная ночь, прижимаешь к себе маленькое вкуснопахнущее тело ангелочка, он сложит на тебя свою пухлую ручку — и жить сразу проще. Хоть чуточку. Или даже не чуточку.

опубликовано econet.ru
Вложения
12289617_1486341501674265_6566632169634967447_n.jpg
12289617_1486341501674265_6566632169634967447_n.jpg (43.44 КБ) Просмотров: 5196
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Пн дек 07, 2015 8:02 am

Никогда, вы слышите, НИКОГДА не орите на своих детей!

Домодедово, раннее утро, зал вылета, кафе на втором этаже. За соседним столиком брутальный красавчик с мальчиком лет пяти. Мальчик едва слышно что-то шепчет, наклоняясь к тарелке. Папашин рев заставляет меня вздрогнуть:
— Куда в туалет??! Куда в туалет?? Я тебя спрашивал 5 минут назад — ты что сказал?? Ты что мне сказал, я тебя спрашиваю? Ссысь в штаны теперь, давай, в туалет ему!!
Я внимательно смотрю на отца. Он орет так, что брызжет слюна, орет долго и матом, краснеет и сжимает кулаки. Мальчик становится пунцовым и еще ниже наклоняет голову.
Я тихо говорю:
— Дети этого возраста еще не могут предсказать, когда они захотят в туалет.
Отец свирепо смотрит на меня, я на него. Через секунду он бросает мальчику — «Пошли!!» и уводит так и не поднявшего голову сына из кафе.

***
Тель-Авив, полдень, набережная, толпы народа. Я расслабленно иду, собираясь купить мороженое. Вдруг слышу — крики, у парапета, огораживающего пляж, собирается небольшая толпа. Я заглядываю вниз. На дорожке возле раздевалок стоит жуткий мужской крик, надрывный:
-Отойди от меня! Отойди от меня, я с-сказал!! Я тебе что сказал — ты не понимаешь?? Ты сейчас получишь у меня!! Иди рядом!! Отойди!!

Мужик в трусах и шлепанцах орет, трясясь и подскакивая, на девочку лет пяти. По-русски. Девочка испуганно стоит перед ним, втягивая голову в плечи. Я ничего не понимаю. Люди на набережной тоже. Он двигается вперед, девочка семенит рядом. Крик, совершенно ненормальный, надрывный, агрессивный, продолжается. «Отойди, я сказал! Иди рядом! Ты не слышишь! Ты не понимаешь что ли?? Тебе врезать что ли?!!» Лица девочки не видно, ее голова втянута в плечи. К нему подходит женщина, трогает за плечо. Он отскакивает. «Еще раз крикните — позову полицию», — говорит она. «Пшла нах!! — орет мужик. — Это мой ребенок!!» Но крик замолкает и они уходят — он размашисто и нервно, девочка торопливо рядом. Мне дико стыдно за то, что все это происходит по-русски. Толпа разноцветных иностранцев шепчется и переглядывается.

***
Домодедово, ночь, зал прилета, паспортный контроль. Очередь. Дети изнывают от ожидания. Мальчик лет пяти прыгает — из очереди — и обратно в очередь, к маме поближе.
В какой-то момент она с силой дергает его за руку так, что он отлетает в сторону и назад.
— Я тебе что сказала??? — голосит мать. — Стой спокойно!! Еще раз шевельнешься- я тебя сдам в милицию! Тебя заберут!! Сейчас я им скажу, что ты плохо себя ведешь!!
Мальчик испуганно озирается на проходящего мимо пограничника и стоит как вкопанный какое-то время.
Спустя 5 минут в соседней очереди раздается вопль. Вопит хрупкая, красивая, хорошо одетая блондинка, непрерывно дергая за руку своего сына, совсем маленького, лет 3-4-х:
— Ты устал??? ты устал???? Ты домой хочешь?? А я, по-твоему, не хочу?? Я тебя спрашиваю?? Ответь мне — я, по-твоему, не хочу??? Тебе не стыдно?? Я не устала?? Где я тебе возьму домой?? Он устал, а мама не устала!!!
Она вопит, брызгая слюной и тряся своего сына, каждый раз при рывке стараясь его развернуть к себе лицом. Мальчик втягивает голову в плечи и старается не встречаться с ней глазами.


***
Вы читаете пособия по женским оргазмам и по тому, как поймать и удержать мужика. Почитайте хоть что-нибудь про детскую психологию. Про то, как уметь утешать ребенка, а не пугать его до энуреза и заикания. Про то, что такое психологическое и эмоциональное насилие. Про то, как запуганные дети учатся навсегда подавлять свои потребности, и это значит, что у них, выросших, внутри блуждает огромный объем агрессии. Про то, как эти выросшие дети на приеме у психолога плачут, вспоминая вас, ненавидя вас, ощущая свое бессилие перед вами, уже состарившимися.

Прочитайте про возрастные нормы. Про то, что маленькие дети не знают, когда они захотят в туалет — предлагать им «»ссать в штаны» в публичном месте, громко- это навсегда вбить в голову ощущение стыда и унижения. Про то, что здоровый пятилетний мальчик в норме не может стоять спокойно- ему надо вертеться и двигаться. И девочке тоже. Про то, что 4-х летка не знает, что такое «долго», что такое«полчаса», что такое «паспортный контроль», он может ощущать только,что именно он внезапно стал виноват в том, что мама устала и что ему,малышу, в таком случае самому устать — почему-то стыдно. Что девочка ни в пять, ни в 35 не способна одновременно выполнить команды «отойди» и «иди рядом», выкрикнутые чокнутым отцом.

Вы предлагаете ребенку испытать стыд, вину и унижение в экстремальной для него ситуации — вместо поддержки, утешения и помощи. Вы, взрослые сукины дети, в этот момент усыновляетесь и удочеряетесь к своим детям — они видят, что взрослые — это не вы,потому что взрослый справляется, а вы не справляетесь. И тогда ваши дети пытаются с трех лет вести себя по-взрослому с вами, чтобы вас, такого хрупкого и не владеющего собой, не разозлить, не напугать и не расстроить. Вы угрожаете своему ребенку, угрожаете побоями, милицией, детдомом, — вы, тот, от которого он ожидает защиты. Родители — это не те, которые защищают. Это — те, которые накажут и подставят, когда и так плохо.

Вы орете, когда ощущаете бессилие, усталость, раздражение и гнев. В этот момент ваш ребенок ощущает парализующий страх, стыд, вину и беспомощность. Кроме этого, он не сможет научиться, как это — поддержать и помочь, пожалеть, утешить и успокоить, позаботиться и быть внимательным. Он вырастает в такого же родителя и партнера, не знающего, как помочь своему ребенку или близкому, но умеет угрожать, пугать, ругать, стыдить и винить.
Я не знаю, когда иссякнут поколения полу-чокнутых агрессивных отцов и истеричных, крикливых, дергающих своих детей по каждому поводу матерей. Поверьте мне — даже если все эти описанные мною реальные персонажи где-то там внутри любят своих детей, их выросшим детям будет очень тяжело в это поверить.

Автор — Юлия Рублева
Вложения
никогда.jpg
никогда.jpg (36.17 КБ) Просмотров: 5194
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ЭТАПЫ ДУХОВНОГО СТАНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА

Сообщение you » Вс дек 20, 2015 7:11 pm

о роли отца
Вложения
отец.jpg
отец.jpg (28.55 КБ) Просмотров: 5160
you
Site Admin
 
Сообщения: 21541
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Пред.След.

Вернуться в Правильный образ жизни и вредные привычки

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Google [Bot]

cron