Интервью • Форум о путешествиях в Индию

Интервью

Инфо о семинарах, встречах, акциях и др.

Re: Интервью

Сообщение you » Сб июл 16, 2016 11:55 am

Андрей Кончаловский: Если что – немедленно уеду из России и откажусь от гражданства!

Андрей Кончаловский давно бы уже был классиком, если бы ничего не делал. Но он снимает фильмы, ставит пьесы, пишет политические статьи, выпускает мемуары, открывает ресторан – короче, продолжает раздражать. И главное противоречие – именно между явным масштабом личности и абсолютной живостью этой личности. К этому типу художников в России не привыкли. Человек в 75 лет должен уже знать, как жить, и всех этому учить – а Кончаловский не знает.


– Начнем с неприятного вопроса.
– Интересно, попробуйте.

– Как вы ощущаете свои 75 лет? Тут про 45-то подумать страшно...
– Привыкаешь. Мысль о возрасте – на самом деле мысль о смерти, но с ней надо просто жить, как в провинциальных городках Италии, где на площади обязательно висит доска: умер такой-то, соболезнования родным. А кругом Италия, солнце, счастье, и как-то это сливается в одном чувстве жизни. В конце концов, помните, у Вуди Аллена: придет смерть – скажите, что меня нет дома.

– Почему, возраст – это не только смерть. Столько сделано, прожито, а ничего не изменилось...
– Если задавать себе вопрос, что изменилось, лучше не родиться вообще. Ничего не меняется никогда, и в этом, кстати, причина бессмертия искусства. Вы в самом деле очень хотите, чтобы все изменилось? А уверены вы, что после этого будет нужен, скажем, Шекспир?

– Вы своего отца в 75 помните?

– Мне до него далеко – он был хулиган.

– Выглядел-то посолиднее...
– Меньше двигался, особенно после перелома шейки бедра. Но сановитость была чисто внешняя, он делал, что хотел, и озоровал постоянно. Вообще понятие самодисциплины и тем более заботы о себе было мало ему знакомо: я уговорил его заняться голоданием. Он проголодал три дня и сказал: «Ну ладно, я п-пошел пиво пить». Между прочим, когда я сам впервые увлекся голоданием, ложиться пришлось в единственную клинику – к профессору Егорову, который диетами лечил шизофрению. Отец пришел в отчаяние: «У тебя в личном деле будет записано, что ты шизофреник! Ты ничего не сможешь, никуда не выедешь!» – советская власть за такими вещами следила. Хулиганство отца было очень обаятельно: как-то они с Егором гуляли по Парижу – это Егор рассказывал – и зашли в аптеку. Отец спрашивает: «Есть у вас сигареты без никотина?» «Да, пожалуйста». Он купил пачку, они вернулись в гостиницу, отец взял эту сигарету, лег на кровать в пальто, ботинках – и закурил. Егор говорит: «Дед, ты чего?» И он отвечает: «Да это я вы...бываюсь». Или когда Путин приехал поздравлять его с девяностолетием. Никита пришел, я галстук надел, чего почти не бывает... Вручают отцу фотоальбом – сделали в подарок, сотни его фотографий разных лет. Сидит листает... «Да-а-а... Кобелина я был!» У Путина несколько вогнулось лицо.

– А он писал что-нибудь в поздние годы?
– Много. Кстати, лучшие детские вещи написаны не в молодости, не про нас, а после шестидесяти, про внуков. «У меня опять тридцать шесть и пять» – это я уже во ВГИКе был. «На прививку, первый класс» – тоже позднее. Но он и лирику писал в старости, вполне серьезную и очень, по-моему, хорошую. Про последний лист было стихотворение, как все с ветки улетели, а он один остался, – да, он так себя и чувствовал. Интересна жизнь героя после смерти

– Мы тут посмотрели шесть ваших картин к юбилею...
– Очень приятно.

– И кажется, что вы все время пытаетесь снять народное кино, найти для народа новый язык.
– Ребята, я никогда об этом не думал. Все бессознательно происходит. Ну да, наверное... я ведь считаю себя учеником Феллини (в смысле мировоззрения), Бергмана – у него каждый кадр очень красив, кадров мало, и все выверенные, и неважно даже, что там говорят, хотя говорят километрами, – и в особенности Куросавы, который вообще единственный эпик в мировом кинематографе, по-моему, – и я, наверное, бессознательно шел в ту же сторону. Потому что в этом есть какой-то Шекспир. Шекспир же очень деревенский, феодальный – и Эльсинор большая деревня, и замок Лира... Я люблю поэтому народные праздники снимать. Проводы в армию, скажем, с их трагическим весельем – как в финале «Аси Клячиной», где вообще-то совсем трагедией кончалось, но я потом понял, что эту трагедию надо давать сквозь смех. Или как уход героя в армию в «Романсе», на высшей точке любви. Кстати, я именно на «Романсе» понял, что интересна-то не трагедия, а – после. Жизнь после смерти. Вот и Ася смеется в конце, когда все кончено. И герой «Романса» не умирает, а живет дальше, хотя в сценарии Жени Григорьева он умирал, когда узнавал, что героиня Кореневой другого полюбила. Я говорю: Жень, пусть он не умирает, а то смерть от любви – ну это как-то уж никто не поверит. А он говорит: но ведь это так и есть! Ты посмотри вокруг (а мы в машине едем, Ленинский проспект, осень-зима, грязь) – ведь это, говорит он, все мертвые ходят! Ну а мне неинтересно так. Мне интересно, чтобы герой потом полюбил уже обычную девушку, такую Иру Купченко с платиновыми волосами. Уже простой любовью, а не такой, от которой говорят стихами. Уже в черно-белом изображении. Россия вернулась в Московскую Русь

– Режиссеры сейчас не любят о политике, но вы-то любите, так что – каков прогноз?
– Россия вернулась в свое естественное состояние. Да, именно. В Московскую Русь. Ничтожно тонкая светлая полоска при огромной массе темного населения, живущего на уровне и по понятиям шестнадцатого века. Русские просветители называли крепостных «белыми неграми». Это и было государство белых негров. Потом пришел Петр и попробовал всех сделать европейцами – его толчка хватило на двести лет. Вся русская классика, музыка, военное искусство – следствие реформ и взглядов Петра. Но для этого нужен был Петр – фактически предатель стрельцов и бояр. Пока сейчас не появится такой же предатель, Россия будет жить в привычном ей состоянии все той же Московской Руси. Причем просвещенные будут изо всех сил притворяться неграми – как в ХХ веке притворялись советскими Ахматова и Пастернак. Это, кстати, иллюзия – что Советский Союз тоже был толчком к просвещению. Он это просвещение пятьдесят лет искоренял, только в семидесятые у него стали крошиться зубы и появилась кое-какая интеллигенция, подзаконная, конформная, притворяющаяся классово своей... А так-то Советский Союз был тот же «Третий Рим», о чем я и снял «Ближний круг». Кинематографически это вкусно – кремлевские коридоры, красные ковры, сапоги... Но по-человечески невыносимо, невозможно, там потому и вешается жена главного героя, что живая душа там изнасилована и деваться ей некуда.

– А появление этого нового Петра возможно?
– Возможно, но не обязательно: если нефть так и будет высоко стоять – зачем власти Петр? Просто в случае кризиса перестанет работать имитация. Сейчас же очевидно: имитируется все – и государство, и оппозиция, и все гражданские институты, и все государственные вертикали. Кризис, кстати, не обязательно будет нефтяным. Может внутри все надоесть. В этом смысле, не смейтесь, моя надежда на клерикализацию общества. Потому что утомить Россию рабством – это довольно мудрено, она этот опыт имеет и научилась сосуществовать даже с диктатурой. А вот клерикализация, фактически новый идеологический отдел ЦК – это не нравится, особенно молодым горожанам. Священники вместо замполитов. Закон Божий вместо истории КПСС. Это не обращает людей к вере, а раздражает, это может обострить ситуацию, так что я сейчас – за стремительное нарастание этого абсурда. Но, повторяю, абсурдом это кажется вам и мне, потому что мы русские европейцы, так сказать, «птенцы гнезда Петрова», но для огромной массы людей, расселившихся по гигантской территории от Волги до Курил, все, что происходит в Москве, выглядит вполне нормально. Так что от наших ревностных политиков, которые в одночасье все понавесили себе кресты и активно шныряли через отдельный вип-проход к поясу Богородицы в ХХС, этого можно ждать! Запреты выставок. Скандалы вокруг кино. Православные завучи. В который раз за 300 лет Московская Русь попытается взять реванш! Это будет еще не угроза стабильности, но спровоцирует рост неудовлетворенности. А тогда – новый Петр, он же Ли Куан Ю, если хотите, «предатель» правящего класса, может взяться откуда угодно. Закат Европы – это надолго

– Но есть мнение, что на Западе сейчас кризис похлеще нашего, так что опираться этому Петру будет особо не на кого...

– Ну, кризис Запада совершенно не тот, что наш. Россия благодаря своему примерно четырех­вековому джетлагу еще не скоро до него дойдет. Закат Европы, угаданный Шпенглером, – явление не одномоментное, это надолго. Он может ускоряться – такими явлениями, как нынешний раскол Евросоюза. А может замедляться – такими явлениями, как Брейвик. Он показывает, до чего дошло. Он не спасение от кризиса, конечно, – он знак, насколько этот кризис глубок. Вызван он диктатурой политкорректности, диким консьюмеризмом, классом иждивенцев, мифом о глобальной деревне и мультикультурализме и в огромной степени постмодернизмом – а постмодернизм ведь и есть постоянный поиск нового во всем, в потреблении особенно... При постмодернизме происходит банализация истины. То есть напоминать о простых и верных вещах становится нельзя – это банальность, пошлость, это все уже было... Говорить правду тоже нельзя, неполиткорректно – правда редко бывает удобной. Если Европа сумеет обновиться – она уцелеет, если нет – измельчает и вымрет, но это вопрос столетий. А кризис Московской Руси – вопрос десятилетия максимум.

– Есть шанс, что треснет Евросоюз? Представляете, только ему Нобеля – и бабах!
– Вряд ли, честно говоря. Греция кипит, но Греция ведь православная страна. В католической Италии, в Испании есть проблемы, но нет бардака. Православие не предполагает той личной самодисциплины, какая есть у итальянцев, про англичан уж не говорю.

– Ходят слухи, что в России скоро введут выездные визы. Вы верите?
– Очень маловероятно. Но если отсюда нельзя будет свободно выехать – я уеду немедленно.

– Если успеете.
– Успею. У меня двойное гражданство, второе – французское. В этом случае я просто откажусь от русского. Трудно тараканить на диване

– Вы не хотите сегодня снять продолжение «Сибириады» – про эту новую роль нефти?
– Снять большую художественную картину я очень хочу! Но не продолжение «Сибириады» – хотя и это было бы забавно, – а эпос про распад Империи.

– Тоже на примере семьи?
– Не обязательно. Начал бы с сотрудников ЦК, которые выносят книги из своих кабинетов, уничтожают записные книжки, бросаются из окон... Среди них, между прочим, были неглупые люди и даже приличные – из тех, кто руководил производством, допустим. А дальше – как рушился Союз. Но чтобы снимать такое кино, нужна государственная воля – в одиночку этого не поднять.

– У вас нет ощущения, что ваш брат Никита несколько отошел от власти, или она его отодвинула как-то?
– Он сейчас снимает новый фильм и глубоко им занят. Мы с Никитой о политике не говорим вообще-то. Вообще, ребята, Никита очень хороший человек. Правда. Действительно хороший.

– Какой его фильм вы считаете лучшим?

– Гениальным – «Пять вечеров». Очень хорошим – «Обломова».

– Мы боялись, вы назовете «Пьесу».
– А вам не нравится «Пьеса»?

– Она перехвалена очень.
– Но там впервые в кино найдена правильная интонация для Чехова! Ведь Чехов – это довольно сардонический автор, не циничный, конечно, но издевательский в каждом слове. Я думаю, камертон для его правильной постановки – это одно такое редко публикуемое письмо... вот, нашел! «Я не видел ни одной такой квартиры (порядочной, конечно), где бы позволяли обстоятельства повалить одетую в корсет, юбки и в турнюр женщину на сундук, или на диван, или на пол и употребить ее так, чтобы не заметили домашние. Все эти термины вроде встоячку, всидячку и проч. – вздор. Женщины... которые употребляются, или, выражаясь по-московски, тараканятся на каждом диване... это дохлые кошки, страдающие нимфоманией. Диван очень неудобная мебель. Его обвиняют в блуде чаще, чем он того заслуживает. Я раз в жизни только пользовался диваном и проклял его. Распутных женщин я видывал и сам грешил многократно... Роман с дамой из порядочного круга – процедура длинная. Во-первых, нужна ночь... В номере ваша дама падает духом, жантильничает, дрожит и восклицает: «Ах, Боже мой, что я делаю?! Нет! Нет!» Добрый час идет на раздевание и на слова, дама ваша на обратном пути имеет такое выражение, как будто вы ее изнасиловали, и все время бормочет: «Нет, никогда себе этого не прощу!»

– Но вы-то сейчас «Трех сестер» поставили совершенно иначе. С диким надрывом. А он говорил: пишу водевиль.

– Неправда, там подзаголовок «Драма». А про водевиль он говорил, чтобы Художественный театр не вздумал играть это как мелодраму. Ему не нравилась их томность, романсовость, он говорил, что в «Чайке» Тригорину в исполнении Станиславского хочется впрыснуть спермину... Это же нормальный мужчина, говорил он, у него штаны клетчатые, ботинки рыжие... А для меня «Три сестры» стали как предощущение колоссальной катастрофы – это же пьеса про то, что их всех через 15 лет расстреляют. Просто никто еще этого не знал, а Чехов знал. Дайте мне этого еще!

– Вот интересно: как вы впервые посмотрели «Зеркало» Тарковского?

– Он его придумал еще во время «Рублева». Я прихожу – а на моем журнальном столике стоит машинка и начатая (среди дня!) бутылка водки. Андрей напечатал две страницы сценария «Мать». Предполагалось снимать его мать скрытой камерой. Потом отдельно он придумал сценарий о военруке, из собственного военного детства, и потом это все сошлось в «Зеркале». Когда я монтировал «Дядю Ваню», он вдруг меня позвал посмотреть первый вариант фильма, три коробки, как сейчас помню. Я честно сказал, что ничего не понял. Ага, сказал он, теперь мне все ясно, теперь я перемонтирую так, что вообще никто ничего не поймет!

– Да ладно, понятно же все...
– Понятно, но Андрей специально так снимал, чтобы зрителю хотелось думать, он и дает время думать. Он скульптор, архитектор, строитель католических соборов – огромных, застывших: стой, смотри и думай. Мне ближе аналогия кино с музыкой, я хочу, чтобы шел сплошной поток, как у Феллини, чтобы некогда было думать, что это такое, а просто чувствовать «О, если б навеки так было!» и просить: дайте мне этого еще! И дети, и жены вроде бы не держат на меня зла

– Напоследок неприличный в­опрос. Долгая жизнь в одном браке – это хорошо? Или лучше, как у вас раньше было? Ведь вы с Юлей уже... – ...шестнадцать лет.
– Быть не может. Ей что же, уже... – ...тридцать девять. Но, ребята, это же не вопрос длительности брака. Это вопрос опыта. В молодости была ненасытная жажда – чувственная, интеллектуальная. Каждый раз казалось, что – навсегда. Каждый раз через два-три года оказывалось, что не навсегда. А я готовился каждый раз остановиться, заводил детей – но, видите, оказалось, что и это неплохо. Дети-то хорошие. Я никогда не терпел, не смирялся – когда понимал, что больше не хочу, собирал чемодан и уходил. Но сейчас и дети, и жены вроде бы не держат на меня зла.

Источник: sobesednik.ru/scandals/20121130-andrei-konchalovskii-esli-chto-nemedlenno-uedu-iz-rossii-i-otkazhus-ot-grazhdanstv
Вложения
konchal.jpg
konchal.jpg (22.57 КБ) Просмотров: 1965
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Ср сен 07, 2016 10:58 am

Дмитрий Троцкий: «Служение человечеству начинается с искренности с близкими».

В сентябрьском номере газеты Vegetarian вышло интервью с Дмитрием, в котором он рассказал о том, как наши взаимоотношения с родителями влияют на нашу и их судьбу, в чем предназначение детей, а также — как пройти свой жизненный путь с минимальной болью. Газета Vegetarian распространяется бесплатно, список мест, где ее можно взять, опубликован на официальном сайте издания.

— Дима, в твоей собственной жизни есть яркий пример того, как пересмотр взаимоотношений с родителями может изменить судьбу и родителей, и ребенка. В одном из предыдущих интервью ты рассказывал, что твое мировоззрение полностью изменилось, когда однажды (почти 10 лет назад) ты увидел на руках своего отца знаки скорой смерти. Ты поговорил с ним, побыл искренним, и спустя какое-то время линии на руках отца изменились. Как такое могло произойти?
— Я попытаюсь объяснить. Вот я отец, у меня есть два сына и жена. Два сына никогда не называли меня папой, никогда не высказывали своего уважения. Жена никогда не говорила, что я для нее настоящий мужчина. И что мне тогда тут делать? Я уже на пенсии, работу отработал, сыновей вырастил, дом построил. В принципе, получается: «Что мне здесь осталось? До свидания!». Но тут один сын прямым текстом говорит: «Папа, останься, ты мне нужен. Ты такой классный, побудь с нами еще». В этот момент некая внутренняя система, отвечающая за то, сколько человеку жить, дает четкий приказ: «Надо еще побыть, потому что здесь интересно, есть ради кого жить». Для себя же нам ничего не интересно. Для себя мы целей не добиваемся, для себя мы ничего не доказываем. Но вот если происходит, например, в нашей жизни влюбленность, то сразу появляется вдохновение: мы сочиняем стихи, пишем картины, первые места занимаем, что-то заканчиваем. Мы развиваемся — для кого-то. Кто-то для мамы, кто-то для мужа или жены, кто-то для Бога, ну а кто-то — для Дульсинеи Тобосской. Нужен стимул, чтобы дальше жить.

— В чем тогда вообще заключается основная роль детей? Или долг детей перед своими родителями?

— Дети появляются, когда родителю необходим некий стимул, чтобы перейти на новую духовную ступень, для дальнейшей эволюции. Обычно к этому времени родитель отличается жесткосердечием, даже черствостью. И вот приходят дети с распахнутыми чистыми глазами, они говорят: «Я тебя люблю», они плачут, обижаются, но делают это настолько искренне, что родитель — хочет он того или не хочет — заряжается этой искренностью. В этот момент он начинается чувствовать то, что чувствовали его родители, когда он появился на свет. Так что дети учат нас открытости, сердечности, учат нас любить, заботиться, терпеть.
Поэтому основной сыновий и дочерний долг — не мудрствовать, не учить своих родителей неким знаниям, которые ты почерпнул(а) в книгах, религии, путешествия, а дарить чувственное восприятие. Потому что умствованию в нашем мире учит все — газеты, радио, интернет, общество.
Потом дети сами становятся взрослыми, тоже черствеют. Тогда бабушкам и дедушкам свои дети уже не интересны, они как будто не оправдали возложенных на них надежд, не оправдали ожиданий, для чего они были рождены, и теперь они ориентируются только на внуков. Вот внуки говорят: «Бабушка, я тебя люблю!» — «Ооооо, учись!». Вот почему бабушки и дедушки хотят внуков. Приходят внуки — заново распахнутые глаза, перезагрузка.

— Дима, но что делать, если к самым близким людям, к тем же родителям, чувствуешь негатив?
— Господь Бог создал октаву чувств: от гнева, ярости до любви и благодарности, и между ними будут сотни чувств. Все чувства — наши слуги. Можно сказать, что позитивные чувстве тянут нас к Богу, а негативные — толкают к Нему, выталкивают. Но путь, в любом случае один, — к Богу. Благодаря позитиву мы эволюционируем, и благодаря негативу мы тоже эволюционируем, только, как показывает практика, как-то негативно: через болезни, разводы, потери и т.д.
Поэтому если мы чувствуем негатив к своим родителям, то благодаря этому негативу должны что-то предпринять, как минимум — уехать от них. Потом негатив начинает потихонечку испаряться, потому что нет внешнего раздражителя. Тогда мы начинаем пересматривать свое отношение к родителям, видим, что не только негатив есть, но и позитив. На каком-то этапе негатива вообще не остается, только позитив. Хорошо, если это произойдет до смерти родителей, потому что, в любом случае, стоя у могилы, мы пересматриваем свое отношения к ним, понимаем: «Какой я был дурак!». Мудрость заключается в том, чтобы пересмотреть свое отношение к родителям или другим близким людям до попадания в эту ловушку. Но большинство из нас идет, к сожалению, классическим путем, — смерть. Смерть близких — это шоковая терапия, которая заставляет нас сделать полный перепросмотр.

— Неужели все личностные перемены, рост должны происходить через боль?
— Так происходит у 99% людей. Болевое тело для того и создано, чтобы поднимать ленивые пятые точки с дивана — в прямом смысле этого слова. Когда очень хочется есть, когда желудок сжимается от голода — это больно. Но благодаря этой боли мы идем к холодильнику, а если он пустой, понимаем, что нас никто не накормит, и тогда идем работать, чтобы зарабатывать себе на кусок хлеба. И только один человек из ста всегда находится в моменте, он не ждет наступления боли. Он подходит к холодильнику, а у него там уже все есть, потому что он заработал себе на кусок хлеба заранее, но не как раб, а в радости. И при таком подходе боли будет минимальное количество.
Надо понимать, что при любом варианте пробуждение, просветление — как угодно можно это называть — произойдет. Это происходит, это всегда происходило. Вселенная же для чего-то была кем-то создана, и здесь есть определенные правила, которым подчиняется абсолютно все. Правила, по которым Луна летает вокруг нашей планеты, наша планета вместе с Луной вокруг Солнца — и они не сталкиваются, потому что все упорядочено. Точно такие же законы есть и для человечества, есть некие общечеловеческие принципы. И они, на самом деле, прописаны в каждой религии. Христос, например, сформулировал их всего одним предложением: «Как хочешь, чтобы с тобой поступали, так и ты поступай с другими». Можно, конечно, усложнять, сейчас для этого целые науки придумали, но суть проста — это одно предложение.

— То есть пробуждение неизбежно?
— Да, но есть сложный, длинный путь и короткий, простой. Если идти по сложному пути, то нужно страдать. Для этого нужно неудачно жениться или выйти замуж, для этого нужно похоронить родителей, потерять что-то очень важное. Для этого нужно всю жизнь делать ошибки, благодаря которым ты разовьешь свой ум и сможешь отвечать на все эти вопросы. Для этого нужно пройти кучу тренингов, религий, еще чего-то. Это путь длиною не в одну жизнь. В восточных священных писаниях написано, что этот путь занимает от одного до трех миллионов лет. Это длинная цепочка перерождений, состоящая из страданий и радостей, которая в итоге ведет к Богу.
Но есть и короткий путь: как хочешь, чтобы поступали с тобой, так поступай с другими. Это служение человечеству во всех видах. Если не понимаешь, что такое служение, то скажу иначе — нужно приносить пользу людям. Для начала предлагаю, как минимум, взять ответственность за свои мысли, слова, поступки, чувства. Если думаешь про кого-то плохо, то хотя бы ему не улыбайся. Если чувствуешь, что раздражена на кого-то, то не общайся с ним, а лучше — попроси прощения за свое раздражение. Если чувствуешь, что работаешь не на своей работе, тебе плохо там, то, как минимум, спроси, для чего ты все время чувствуешь этот негатив. И тебе мгновенно придет ответ, что надо поменять работу. Как только ты примешь ответственность за эти простые вещи, за результат не волнуйся. Просто чем искренней ты в этом процессе, тем, можно сказать, положительней будет результат, менее болезненный.

— Ты знаешь, что многих отпугивает само это слово «служение». Для одних оно звучит слишком религиозно, для других — созвучно в «прислуживание», «рабство». Расскажи, пожалуйста, как его понимаешь ты
— Служение может быть активным и пассивным. Активное служение — это некоторые виды благотворительности, оказание помощи. Действительно, что-то для кого-то делать бескорыстно. Участвовать в каких-то волонтерских проектах, строительстве детских домов, восстановлении городов после наводнения, оказывать посильную медицинскую помощь. Это активное служение. Пассивное служение — молитва, мантра, медитация. То есть это просто пожелание всему и всем счастья. «Господи, сделай так, пожалуйста, чтобы на планете не было войны». Вот как мать Тереза. Есть ее знаменитое высказывание: «Я не против войны, я за мир». Она и молилась, и посильную помощь оказывала, и своим примером учила.

Что такое служение? Как минимум, это не желать негатива своему близкому человеку. Например, есть сейчас негативное чувство у жены к мужу, надо сказать: «Милый, прости меня, пожалуйста, я сегодня как-то так». Это тоже служение. Любое служение людям — это служение Богу. Только часто думают, что муж — это не человек, мама — тоже не человек. Можно нагрубить маме, а потом построить новую церковь. Вот это обман.

Есть, конечно, такое как бы общепринятое служение, когда делаешь что-то заметное, тебя по телевизору показывают: как ты в детский дом рубашку снял и отдал. Это показуха. В служении левая рука не должна знать, что делает правая.

Интервью газете Vegetarian, сентябрь’2016
Вложения
vegetarian-1024x858.jpg
vegetarian-1024x858.jpg (67.06 КБ) Просмотров: 1919
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Сб окт 08, 2016 8:40 pm

"Глубоко убежден: впервые за 70 лет пришел руководитель, который работает на это государство. И, на минуточку, раз в неделю исповедуется и причащается. Я знаю точно! И это говорит мне о многом. Истинно православный человек не может творить зло. Даже если занимается таким скользким делом"....

Певцов

Подробнее: m.gordonua.com/news/worldnews/pevcov-my-krepchaem-v-otlichie-ot-razvalivayushcheysya-na-kuski-evropy-i-ameriki-kolossa-na-glinyanyh-nogah-153529.html
Вложения
29_tn.jpg
29_tn.jpg (26.39 КБ) Просмотров: 1875
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Пн окт 17, 2016 8:48 pm

Олег Басилашвили: "С Россией произойдет то же, что с Советским Союзом"

Sobesednik.ru поговорил с Олегом Басилашвили о спасении «закрытых» участников митингов и тотальной лжи на телевидении.

– Недавно вы вместе с Владимиром Войновичем, Юлием Кимом, Александром Городницким поддержали инициативу Леонида Гозмана и обратились к россиянам с призывом скинуться на адвокатов для людей, которых, по выражению Жириновского, «упекают в кутузку» во время митингов. Вы своим именем поручились за чистоту расходования средств.


– Чтобы поддержать благородное дело, я считаю, никакого мужества не надо. Честно говоря, назрело. А последние события (арест активиста Ильдара Дадина, массовые задержания в ходе собрания на Пушкинской площади в День Конституции) только убедили меня в необходимости помощи людям, которых скручивают в ходе любого общественного мероприятия. В нем у нас теперь сразу усматривают митинг и нещадно борются. С этими людьми могут неправильно обращаться, нарушать их гражданские права... Имеются в виду простые люди, не политики, у которых уже наверняка есть защита. Задержанным гражданам нужен адвокат, кем бы они ни были – демократами, либералами, коммунистами или, не дай бог, сторонниками «Единой России».

– Всего за неделю удалось собрать миллион рублей. Не ожидали, что люди так быстро откликнутся?
– Я в этом не сомневался. У нас хороший народ. Наши люди всё понимают, всё видят и... до поры до времени терпят.

– А до какой поры?
– По моему мнению, пока не начнется дефицит.

– Какой дефицит, Олег Валерианович? У нас сплошное импортозамещение!
– Да не смешите. Для начала бы рыночную экономику по-человечески выстроить. У меня есть товарищ, живущий в Америке. Он занимается мелким бизнесом. Я его спрашиваю: «Ты платишь налоги?» Он отвечает: «Иногда плачу». «Что значит «иногда»?» – удивляюсь я. «Это значит, что президент у нас умный, – объясняет он. – Дал команду малый бизнес не трогать. Принес 100 долларов – слава тебе господи. Не принес? Ничего страшного. И только если малый бизнес вырастет в большой, вот тут-то с него и будут брать налоги». Это мудрое решение. Слабость власти или сговор?

– Наш президент тоже призвал не кошмарить частников.
– Скажите, хоть одна из тех разумных вещей, о которых Путин говорил в своем послании Федеральному собранию относительно малого бизнеса, выполняется? По-моему, нет. Значит, слова президента звучат впустую. Это настораживает. И свидетельствует либо о слабости власти – что плохо. Либо о каком-то сговоре – что ничуть не лучше. Посмотрите, сколько закрывается предприятий! Я знаю многих людей, у которых отняли компании, рожденные ими самими. По ерундовым причинам. Даже без причин! В России планомерно и методично убивается малый бизнес. Когда у нас такое было?

– После НЭПа.
– Правильно. Налоги стали драть так, что все нэпманы прекратили свое существование. Мне кажется, у нас все к этому идет. Для обычных обывателей опасность в том, что постепенно с прилавков будут исчезать те товары, которые появляются в условиях конкуренции предприятий. Сейчас где-то хуже, где-то лучше, где-то дороже, где-то дешевле, но дефицита мы почти ни в чем не испытываем. А когда будет уничтожен малый бизнес, начнется повальный дефицит. И с Россией произойдет то же, что с Советским Союзом.

– Она утонет?
– Да, постепенный развал страны. А для чего нам это надо?.. Ведь почему развалился СССР? «Ах, Ельцин засел в Беловежской Пуще и распустил Союз!» – так могут говорить только те, кто держит народ за идиотов. Ну как могут 3 человека распустить страну? Уж если они ее и распустили, то, видимо, так рвалась каждая часть наружу, что и не надо было предпринимать никаких усилий. Каким образом отвалились Грузия, Эстония, Литва, Украина? Никто не захотел быть с нами в одной стране, потому что невыгодно. Мы с них драли, не давали им принимать самостоятельные решения. Все диктовалось из Кремля. Я только вернулся с гастролей из Азербайджана. Боже мой, Баку – это Лас-Вегас! Париж второй! Страна расцвела! Там нет ни одного подземного перехода без эскалатора. У нас в Москве, Петербурге, не говоря уж о других городах, старики и инвалиды прут по снегу, по льду, спотыкаются, падают, ломают себе всё что осталось... А там эскалатор работает! Пожалуйста, поднимайся-спускайся – никаких проблем.

– Зачем, по-вашему, Путин затеял войну в Сирии?
– А я откуда знаю? Я не политолог. И даже не эти... которые скачут у Соловьева. Я рассуждаю, как и вы – как простой обыватель. И многого не понимаю из того, что происходит. По одной причине: от нас тщательно скрывают истинную информацию. Наши самолеты бомбят террористов или мирных людей? Кто такие на самом деле эти защитники Асада? О своих действиях наше правительство доносит ровно ту информацию, которую оно хочет вбить в мозг людям. А правдивая ли она? От нас утаивают подоплеку событий. Вот это-то меня и пугает.

– А по-моему, наоборот, только и делают, что растолковывают по ТВ – что, зачем и к чему.
– С экрана телевизора нам все время врут! Только этим телевидение и занимается – врет с утра до ночи! Помните, у Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Я вошел в приемную редактора, где меня встретила окосевшая от ежедневного вранья секретарша». Точно так же и мы уже окосели от ежедневного вранья! О чем бы ни зашла речь – нам всё врут!

– Так уж обо всем?
– Иногда недоговаривают. А так всё врут! Муха пролетела – нам говорят, что не пролетела. Уже привыкли врать и по-другому не могут. Взорвали наш самолет, летевший из Египта. Сколько дней нам врали, что это не теракт? Почти две недели доказывали, что он развалился сам. Зачем это? Нельзя врать по каждому поводу! Это какая-то повальная болезнь, как чума. Время от времени нам сообщают о громких судебных процессах. Сажают губернаторов-взяточников. Правильно делают? Правильно. Но я не знаю, верить тому, что тот же Гайзер коррупционер, или нет. Может, просто выбрали самого слабого и решили устроить публичную порку – для отчетности? А может, кого-то более удобного хотят посадить на его место? Все может быть. Самое страшное – у нас нет объективной информации, на основе которой можно было бы делать выводы. Я не верю никаким словам суда – он может врать точно так же, как врут все остальные, кто находится на дотации государства. Налево врут, направо врут – поди разбери, кто прав, кто виноват. Это приводит к равнодушию общества.

– Как вы думаете, почему ничем не кончилось «дело Сердюкова»? Верней, кончилось, но не тем – его полной победой.

– Мне даже стыдно говорить об этом... Это все такой позор! Трех дур, которые сплясали в храме Христа Спасителя, приговорили к двум годам. А здесь министр подозревается в причастности к воровству миллиардов – а ему дают переждать и снова назначают большим начальником! Еще наверняка и орден дадут! Вот до чего дошло!

Источник: sobesednik.ru/politika/20160114-oleg-basilashvili-my-uzhe-okoseli-ot-ezhednevnogo-vranya
Вложения
14573024_1199518190111866_5028468275545018628_n.jpg
14573024_1199518190111866_5028468275545018628_n.jpg (20.77 КБ) Просмотров: 1757
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Сб окт 22, 2016 10:13 am

Дмитрий Гудков: "Или Путин, или экономика..."

Базовый прогноз Минэкономразвития на ближайшие 20 лет обещает России стагнацию. «Но он не учитывает структурные реформы», — спешит утешить министерство. Смешно, учитывая, что структурные реформы в России всегда случались только в одном случае: при полном и окончательном крахе режима, типа 1991 года.

То есть, переводим МЭР на русский, или Путин, или экономика. Практически уже и не скрывают. Нет, конечно, пытаются ретушировать: есть же, мол, еще прогнозы. «Базовый плюс», «Целевой»... Не хватает разве что «Коммунистического». Вот только мы знаем, какой именно прогноз всегда срабатывает.

Впрочем, опечалены стагнацией далеко не все. Грамотные предприниматели диверсифицируют свои активы. Вот, например, друг Путина Юрий Ковальчук, как оказалось, контролирует пенсионный фонд Газпрома. А это 389 миллиардов рублей. Там немного, но на пенсию хватит.

Очень хитрая схема, суть которой сводится к фразе «было ваше (государственное) — стало наше (банка «Россия», читай — кооператива «Озеро»)».

Так что в стагнирующей (гниющей, по сути, как вода в болоте) экономике друзья президента встретят вас в роддоме и проводят до могилы. Какую сферу ни возьми — от школы до пенсии — и там они. И даже если вы захотите покинуть страну, они тоже помашут вам вслед. Шереметьево — это тоже Ротенберг.
Впрочем, этот мой прогноз (всегда теперь так буду оговариваться) «не учитывает структурные реформы».

Источник: goo.gl/OFpVxe
Вложения
гудков.jpg
гудков.jpg (55.39 КБ) Просмотров: 1841
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Ср окт 26, 2016 10:14 am

Константин Райкин: "Мы клевещем, доносим. И опять хотим в клетку..."

На прошедшем 24 октября Всероссийском театральном форуме СТД набольший резонанс вызвало выступление художественного руководителя театра «Сатирикон» Константина РАЙКИНА. В своей эмоциональной 10-минутной речи, несколько раз прерываемой аплодисментами, Константин Аркадьевич сообщил о том, что особенно тревожит его сегодня, а фактически – выступил против даже такого подвида цензуры, как борьба чиновников за нравственность в искусстве. Позже многие делегаты съезда говорили, что подписываются под словами Райкина, целиком разделяют его позицию. «Театрал» приводит это выступление полностью.

– Сейчас я буду говорить немножко взбалмошно, потому что я с репетиции, у меня еще вечерний спектакль, и я внутренне немножко сучу ножками. Я привык заранее приходить в театр и готовиться к спектаклю, который сыграю. И еще мне довольно сложно говорить спокойно на тему, на которую я хочу затронуть. Во‑первых, сегодня 24 октября – 105 лет со дня рождения Аркадия Райкина. Я вас всех поздравляю с этой датой. И, вы знаете, я вам так скажу, что папа, когда понял, что я стану артистом, учил меня одной вещи. Он вложил в мое сознание важную вещь, которая называется цеховая солидарность. То есть это этика по отношению к коллегам, занимающихся вместе с тобой одним делом. И, мне кажется, нам сейчас время про это вспомнить.

Меня очень тревожат (я думаю, как и вас всех) те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, «наезды» на искусство и на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные [заявления], прикрывающиеся словами о нравственности, о морали и вообще всяческими благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки якобы оскорбленных людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло себя ведут, к которым как‑то очень странно власть нейтральна – дистанцируется… Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры (я не знаю, как кто к этому относится) это величайшее событие векового значения в художественной, духовной жизни нашей страны… У нас это проклятие и многовековой позор нашей культуры, нашего искусства, наконец, был запрещен.

И что сейчас происходит? Я вижу, как явно чешутся руки у кого‑то все изменить и вернуть обратно. Причем вернуть нас обратно не просто во времена застоя, а еще в более давние времена – в сталинские времена. Потому что с нами разговаривают наши начальники непосредственные таким лексиконом сталинским, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь! Это говорят представители власти, мои непосредственные начальники, господин Аристархов (первый заместитель министра культуры. – «Т») так разговаривает. Хотя его вообще надо переводить с аристархского на русский, потому что он говорит языком, которым просто стыдно, что от имени Министерства культуры так человек разговаривает.

Мы сидим и слушаем это. Мы чего – не можем как‑то высказаться все вместе?

Я понимаю, у нас довольно разные традиции, в нашем театральном деле –тоже. Мы очень разобщены, мне кажется. Мы достаточно мало интересуемся друг другом. Но это полбеды.

Главное, что есть такая мерзкая манера – клепать и ябедничать друг на друга. Мне кажется, это просто сейчас недопустимо! Цеховая солидарность, как меня папа учил, обязует каждого из нас, работника театра (артиста ли, режиссера ли), не говорить плохо в средствах массовой информации друг о друге и в инстанциях, от которых мы зависим. Ты можешь сколько угодно быть не согласным творчески с каким‑то режиссером, артистом –напиши ему эсэмэску злобную, напиши ему письмо, подожди его у подъезда, скажи ему. Но не надо в это вмешивать средства массовой информации и делать это достоянием всех. Потому что наши распри, которые обязательно будут, будут, творческое несогласие, возмущение –это нормально. Но когда мы заполняем этим газеты и журналы, и телевидение –это на руку только нашим врагам. То есть тем, кто хочет прогнуть искусство под интересы власти. Маленькие конкретные идеологические интересы. Мы, слава богу, от этого освободились.

Я помню: мы все родом из советской власти. Я помню этот позорный идиотизм! Это причина, единственная, по которой я не хочу быть молодым, не хочу вернуться туда опять, в эту мерзкую книжку. А меня заставляют читать эту книжку опять. Потому что словами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли.

Когда мочой обливают фотографии – это что, борьба за нравственность, что ли? Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство само в себе имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, зрителей, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть – это единственный носитель нравственности и морали. Это не так.

Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. Вот умная власть за ЭТО ему платит. А не за то платит власть, как говорят нам наши руководители: «А вы тогда и делайте. Мы вам платим деньги, вы и делайте, что надо». А кто знает? Они будут знать, что надо? Кто мне будет говорить? Я сейчас слышу: «Это чуждые нам ценности. Вредно для народа». Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре.

Собственно, я считаю, что нам надо объединиться. Еще раз говорю: нам надо объединиться. Нам надо плюнуть и на время забыть о наших художественных тонких рефлексиях по отношению друг к другу. Мне может сколько угодно не нравиться какой‑то режиссер, но я костьми лягу, чтоб ему дали высказаться. Это я повторяю слова Вольтера вообще. Практически. Ну, потому что такие качества высокие человеческие у меня. Понимаете? А вообще, на самом деле, если не шутить, то мне кажется, это все поймут. Это нормально: будут несогласные, будут возмущенные.
В кои‑то веки наши деятели театра встречаются с президентом. Это встречи такие – нечастые. Я бы сказал, декоративные. Но все‑таки они происходят. И там можно решить какие‑то серьезные вопросы. Нет. Почему‑то и здесь начинаются предложения установить возможную границу трактовки классики. Ну, зачем президенту‑то устанавливать эту границу? Ну, зачем его в эти дела… Он не должен вообще этого понимать. Он не понимает – и не нужно ему понимать. И вообще, зачем устанавливать эту границу? Кто на ней будет пограничником? Аристархов… Ну, не надо это… Пусть ее трактуют… Кто‑то будет возмущен –замечательно.

У нас вообще в театре происходит масса интереснейших вещей. И масса интересных спектаклей. Ну, масса – я называю, когда много. Я считаю, это хорошо. Разных, спорных, прекрасных! Нет, мы опять почему‑то хотим… Мы друг на друга клевещем, доносим иногда – прямо вот так, ябедничаем. И опять хотим в клетку. В клетку‑то зачем опять? «Чтоб цензура, давайте!» Не надо, не надо! Господи, что же мы утрачиваем и сами отказываемся от завоеваний? Что же мы иллюстрируем Федора Михайловича Достоевского, который говорил: «Только лиши нас опеки, мы тут же попросимся обратно в опеку». Ну, что же мы? Ну неужели он такой гений, что и на нас настучал на тысячу лет вперед? Про наше, так сказать, раболепство.

Я предлагаю: ребята, нам нужно внятно высказаться по этому поводу. По поводу этих закрытий, а то мы молчим. Почему мы молчим все время? Закрывают спектакли, закрывают это… Запретили «Иисус Христос –суперстар». Господи! «Нет, кого‑то это оскорбило». Да, оскорбит кого‑то и что?

И церковь наша, несчастная, которая забыла, как ее травили, уничтожали священников, срывали кресты и делали овощехранилища в наших церквях. Она начинает действовать такими же методами сейчас. Значит, прав был Лев Николаевич Толстой, который говорил, что не надо соединяться власти с церковью, иначе она начинает не богу служить, а власть обслуживать. Что мы в большой степени и наблюдаем.

И не надо бояться, что церковь будет возмущаться. Ну, ничего! Не надо сразу закрывать всё. Или, если закрывают, надо реагировать на это. Нам вместе. Вот попытались там что‑то сделать с Борей Мильграмом в Перми. Ну, вот как‑то мы встали дыбом и вернули его на место. Представляете? Наша власть сделала шаг назад. Совершая глупость, сделала шаг назад и исправила эту глупость. Это потрясающе. Это так редко и нетипично. Мы сделали это. Вместе собрались и вдруг высказались.

Мне кажется, сейчас, в очень трудные времена, очень опасные, очень страшные… Очень это похоже… Не буду говорить, на что. Но сами понимаете. Нам нужно вместе соединиться и очень внятно давать отпор этому.
Вложения
райкин.jpg
райкин.jpg (119.81 КБ) Просмотров: 1817
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Вт ноя 01, 2016 10:48 am

Евгений Миронов выступил против «агрессивных невеж»

Художественный руководитель Государственного театра наций Евгений Миронов поддержал театрального режиссера Константина Райкина, выступившего против «якобы оскорбленных» активистов, которые срывают выставки и спектакли, сообщается на сайте театра Миронова

«Для меня вопрос не в оценке выступления Константина Райкина на съезде СТД (Союза театральных деятелей — "Сноб"). Конечно, я с ним согласен и целиком разделяю его тревогу. Для меня вопрос в другом: что нам делать?» — заявил Евгений Миронов (полностью текст его речи опубликован ниже).

Миронов считает, что в России все время возникают угрозы деятелям искусства и их произведениям «со стороны отдельных людей или каких-то сомнительных организаций, которые присваивают себе право судить об искусстве, самозванно берут на себя миссию защитников якобы нравственности и традиций».

«Что делать, когда агрессивные невежи влезают в сугубо профессиональную деятельность, пытаются дискредитировать понятия "художник", "творчество", "свобода"? Объяснять, что "Даная" — не порнография, "Купание красного коня" — не пропаганда гомосексуализма, а "Лолита" — не манифест педофилии? Но это нужно делать в школе. А взрослым людям этого уже не объяснишь», — сказал худрук Театра наций.

Евгений Миронов считает, что в сложившейся ситуации деятели искусства должны «объединиться в профессиональное сообщество, какой-то неформальный орган, для каждого вида искусства — свой». По его мнению, в него должны войти «люди с безупречной репутацией, всей своей жизнью доказавшие свою компетентность». По мнению Миронова, именно они должны формировать мнение «по поводу случаев, которые кому-то могут показаться спорными — в силу необразованности этих людей, их излишней возбудимости, болезненной обидчивости или каких-то еще субъективных факторов».

Константин Райкин на седьмом съезде Союза театральных деятелей России 24 октября призвал «внятно высказаться» об отмене выставок и спектаклей из-за нападок активистов. Райкин заявил, что его тревожат «группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки», а также то, что власть дистанцируется от этого. «Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры» — говорил Райкин.
Вложения
ем.jpg
ем.jpg (28.62 КБ) Просмотров: 1797
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Чт ноя 03, 2016 9:41 am

Руслан Байрамов: «У нас много поводов гордиться Россией»

Создатель «Этномира» — об уроках труда в школе, воспитании нового поколения и рецептах счастливой жизни


В 2016 году этнографический парк «Этномир» празднует 10-летие. Это единственный в России масштабный музей под открытым небом, посвященный различным этносам и национальным культурам. На территории комплекса расположены этнодворы, тематические экспозиции и национальные павильоны, оформленные в стиле разных стран мира. Ежедневно в «Этномире» проходят десятки мастер-классов и экскурсий, идут занятия в рамках школьных образовательных программ. С идеологом и основателем проекта встретился корреспондент «Известий» Наталья Васильева.

— Как изменилось отношение к «Этномиру» за 10 лет его существования?
— Идею наконец-то приняла наша страна и культурное сообщество. Но самое главное — проект поддержал наш президент.

— Как бизнесмен не боитесь, что государство в какой-то момент начнет влиять на работу «Этномира»?
— Есть условно принятое деление: бизнес, общество и власть. В моей картине мира — это три части единого процесса, и я всегда выступал за диалог между ними.

Когда мы начинали «Этномир», никто не верил в этот проект, а сегодня мы — состоявшийся социально ориентированный бизнес, который помогает государству выполнять свои функции самим фактом своего существования. Я абсолютный государственник и вижу в этом только плюс, ибо не являюсь сторонником свободного бизнеса ради самого бизнеса. Я чувствую, понимаю и знаю роль государства.

— Вы имеете в виду ограничительную функцию?
— Регулятивную. Для меня страна, родина, граждане, государство не разделены. У сильного, масштабного человека не должно быть в этом вопросе внутреннего конфликта. Он может быть недоволен какими-то аспектами политики государства и высказывать эту свою позицию с общественной трибуны. Главное, чтобы эта критика была позитивна и направлена на помощь государству в выполнении его функций.

— Вам есть что подсказать государству?

— Наши позиции часто совпадают. Например, новый министр образования Ольга Васильева про реформу школы рассказывает то же самое, что мы год назад написали в концепции экологической школы «Этномира»: и про уроки труда, и про сельское хозяйство, и про экологию, и про патриотическое воспитание. Но из наших уст это звучало как частная инициатива, а из уст высокопоставленного чиновника — как государственная стратегия.

— Многие, однако, восприняли эти предложения скептически.
— Да, некоторым людям этот поворот кажется закручиванием гаек. Но в том, что говорит Ольга Юрьевна, много правильных вещей. К тому же, не надо выдергивать ее слова из контекста. Никто же не говорит, что надо только нарезать гвозди. На уроках труда будут совершенно другие станки и программы — по 3D-моделированию, сканированию, робототехнике, программированию...

В 2018 году в «Этномире» откроется школа. Дети смогут изучать биологию и ботанику, будут инновационные теплицы, в которых можно будет работать. Ребенку не обязательно становиться крестьянином, но он должен знать, что булка не на дереве растет. Наша задача воспитать, расширить картину мира молодежи.

— Для этого в «Этномире» открыты уроки гончарного мастерства?

— В 1990-е годы мы все стали юристами и бухгалтерами, потом — пиарщиками. А кто будет производить продукцию? В 1990-е годы жизнь испытывала нас бедностью, а потом какое-то время мы жили незаслуженно богато. Молодежь испортилась, потому что она ничего не делала, ничего не умела, но получала деньги. Приходили и говорили: «Я хочу зарабатывать тысячу долларов, потому что вышел на работу». Человек должен получать адекватную зарплату за свои труды, но этот труд должен быть понятным и полезным.

— Весной на фестивале Алины Кабаевой был показан мотивационный фильм про детский лагерь без гаджетов. Вы практикуете нечто подобное?
— Почти все наши школьные лагеря такие. В «Этномире» нет телевизоров, дети сдают свои телефоны перед завтраком и получают их только вечером для звонка родителям. Вернуть в реальность живого человека — это способ социализации. Ребенок не должен играть в суррогатную жизнь под идеальным аватаром. Мы становимся рабами наших девайсов, а должны быть хозяевами.

— В реальности не всегда комфортно. Многие сегодня недовольны своей жизнью.
— Это в душе русского человека. Мы привыкли всегда ругать себя, быть недовольными жизнью. Хорошо, что у нашей страны много богатств, но плохо, что за эти годы мы не научились работать. Все потому, что всегда можно было худо-бедно перекантоваться, не работать и всё равно сносно жить. Это осталось даже сейчас, с учетом падения рубля.

— Ваш рецепт?

— Процитирую буддистов: нужно увеличивать свои возможности и уменьшать потребности. Мы очень часто говорим: «Хочу, хочу, хочу!». При этом мало чего можем и почти ничего не должны. Нужно поменять парадигму: я должен отдать свой долг — семье, компании, стране.

Вопрос не в материальных благах, а в твоем отношении к ним. Можно есть легкую еду и быть счастливым, а можно питаться в дорогих ресторанах, иметь недвижимость и яхты, но быть несчастным и злым на весь мир человеком. Счастливые люди в Ливии жили на $100–200 и были счастливы, а нервный москвич, получающий $2 тыс., несчастен. Не надо сравнивать себя с кем-то — довольствуйся тем, что есть.

— Тем не менее Россия действительно сейчас переживает непростые времена.
— Чем сильна Россия, русский человек? Мы никогда ничего не навязывали и не давали возможности навязать нам. Я считаю, что Россия достойно отвечает на современные вызовы.

Ломка прежде всего у молодежи — 15 лет не напрягались, нефть была дорогая. А наши родители помнят советские времена и говорят: «Знаешь, родной, жили хуже, но были счастливее. И квартиры ждали долго, но долгов не было, и страной гордились, и целину поднимали, и Транссиб строили, и в космос летали!». У нас огромное количество исторических поводов гордиться собой, своей страной. Если мы будем рассказывать это себе и миру, у всех появится масса возможностей гордиться Россией.

— В вашем парке представлены различные направления, за каждое из которых отвечают сторонние компании. Как вы отбираете партнеров?
— В последние несколько лет было много предложений о сотрудничестве, но у нас есть достаточно четкий фильтр: мы не принимаем в свои ряды ширпотреб вроде каких-то магазинов. Все проекты, представленные в «Этномире», должны иметь культурную, ценностную составляющую. «Этномир» создавался как парк, а теперь мы мечтаем, чтобы это был некий городок.

— Что-то вроде «Сколково», только не про технологии?
— В нашем генплане заложены Институт органического сельского хозяйства и Инновационный центр. Мне хочется создать гуманитарный и экологический кластеры. Мы должны через осознание прошлого в виде культуры, наследия, истории и этники закладывать правильные алгоритмы будущего.

Наша справка: Руслан Байрамов — предприниматель, меценат, культурный деятель, основатель и идеолог этнографического парка-музея «Этномир». Родился в селе Ново-Ивановка в Азербайджанской ССР. После службы в армии поступил на юридический факультет МГУ. В 1998 году создал межрегиональный благотворительный общественный фонд «София». В 2005 году открыл фонд «Диалог Культур — Единый Мир».

Источник: izvestia.ru/news/640608#ixzz4OetPtlCw
Вложения
a30c47d11437fd77fa9f7847e8ab5e49.jpg
a30c47d11437fd77fa9f7847e8ab5e49.jpg (199.15 КБ) Просмотров: 1778
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Пт ноя 11, 2016 10:55 am

Дмитрий Гудков: "Депутатам не все рассказали"

Думские аплодисменты по поводу выигрыша Трампа, возможно, говорят о том, что депутатам не все рассказали. Я недавно общался с одним высокопоставленным, как пишут в новостях, источником, и он объяснил, что реально на победу Трампа в Кремле особо не надеялись. Даже разрабатывали стратегию работы с администрацией Клинтон.

С точки зрения пропаганды, план, судя по всему, был такой. Россия поддерживает более слабого кандидата, а после его проигрыша обвиняет Америку в нечестных выборах. Дальше все по накатанной, только вместо Обамы гадить в подъездах начинает Клинтон.

Но сегодня случилась сенсация, и депутаты зашлись овацией, думая, что телепропаганда была всерьез.

А вот те парламентарии, кто более вхож в кабинеты, — те уже быстро поменяли линию поведения. Обратите внимание, не зря глава комитета по международным делам Леонид Слуцкий выразил опасения, что Трамп может взять и не оправдать ожиданий, практически «предать интересы России». Потому что когда он их таки не оправдает, очень удобно будет, как и раньше, обвинять США во всем смертных грехах, не пускать американского президента в наши магазины, рисовать карикатуры — стандартный набор.

Российской власти, на мой взгляд, не нужен сейчас мир с Америкой. Ей нужен образ внешнего врага, против которого сплотится «российская нация». Трамп в этом плане, конечно, всех удивил, но, вполне возможно, и он скоро станет «чмом».

Как бы там ни было, никакие внешние факторы на состояние России сейчас не повлияют. Санкции никто не снимет, равно как и наоборот: ситуация в нашей стране от внешнего воздействия существенно и не улучшится, и не ухудшится. Новая реальность не зависит от Клинтон или Трампа. Все изменения произойдут только из‑за внутренних толчков. А их наша власть обеспечит сама по себе уже в скором времени — например, на ближайших президентских выборах, где контраст между демократией и «демократией» будет очевиден.

Источник: goo.gl/2zz3sF
Вложения
15003208_1406511979377807_7275695863210355074_o.jpg
15003208_1406511979377807_7275695863210355074_o.jpg (94.97 КБ) Просмотров: 1744
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: Интервью

Сообщение you » Пт ноя 25, 2016 9:57 am

Академик РАН Юрий Рыжов: "К сожалению, наука и образование уже ушли из страны"

– Юрий Алексеевич, сегодня Gazeta.ru сообщила, что могут быть уволены тысячи ученых и научных сотрудников. Насколько сильно это может повлиять на науку в стране?

– Потери будут заметны только для людей, которых волнует то, что происходит. А для социума, который согласен с властью, все пройдет незаметно. К сожалению, на мой взгляд, наука и образование уже ушли из страны. Мы проехали точку невозврата. Поэтому если увольнения произойдут, я не удивлюсь.

– Почему вы считаете, что уже пройдена точка невозврата?

– Пока я вижу, что ученые не нужны стране. На совещании у президента, когда речь шла еще о майских указах, было обещано очень много, но ничего не было сделано. В стране не тратят деньги на академическую, фундаментальную, прикладную науку. У нас находят средства на то, чтобы строить ненужный мост на Дальнем Востоке, проводить чемпионат мира по футболу... Расходы на академическую науку падали даже тогда, когда у нас в стране было все более-менее хорошо, а о кризисе даже не думали. Академик Владимир Фортов, еще когда избирался президентом в РАН, показывал графики, иллюстрировавшие, что на науку тратят все меньше и меньше средств из года в год.

– Получается, недостаток финансовых вливаний уже отразился на науке?
– Конечно. Я могу судить по своей отрасли. Я заведую кафедрой аэродинамики в Московском авиационном институте. К сожалению, наши выпускники имеют большие проблемы с трудоустройством, поскольку авиационной промышленности в стране практически не осталось. Состояние науки также хорошо отражает ситуация с РАН. Я считаю, что фундаментальную науку погубили, когда провели реформу Академии. ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. – «НИ») изначально создавали, чтобы забрать у Академии все хозяйственные заботы. Теперь же эти «эффективные менеджеры» решают, какие направления в научных институтах РАН надо поддерживать, а какие нет. То есть, кому давать деньги на исследования, а кому – нет. Я считаю, что погубили Академию. И нет ничего удивительного, когда хорошие ученые уезжают из страны, чтобы иметь возможность работать...

Юрий Рыжов - Академик РАН, бывший ректор МАИ и экс-посол России во Франции - о том, почему сокращения финансирования в сфере науки уже никого не удивляют.

Иcточник: "Новые известия"
Вложения
ldFiTPjUYz8.jpg
ldFiTPjUYz8.jpg (36.12 КБ) Просмотров: 1689
you
Site Admin
 
Сообщения: 14974
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Пред.След.

Вернуться в ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ АФИША

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей

cron