ИИСУС - ВЕРСИИ • Форум о путешествиях в Индию

ИИСУС - ВЕРСИИ

Познание Истины. Практики самосовершествования. Гармония жизни.

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Чт апр 02, 2020 9:10 am

+
Вложения
91002944_1463428880506326_6625148287152291840_n.jpg
91002944_1463428880506326_6625148287152291840_n.jpg (42.28 КБ) Просмотров: 589
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Вс май 24, 2020 10:22 am

Жизнь и смерть Иуды Искариота

Мало кому известно существующее на Востоке предание об Иуде. Да и что о том теперь говорить. Факты его биографии легко могли быть сокрыты. Но для того, чтобы разобраться в той далекой и одновременно вечно близкой ситуации, бывшей в 33 году от Рождества Христова в Иерусалиме, сравнительно недавно, в ХIХ веке было явлено повествование преподобного Нила Мироточивого, подвизавшегося на Святой горе Афон в ХVI веке. Речи его названы «посмертными вещаниями». Все они были записаны и составили объемистую книгу в пятьсот с лишним страниц, охватывающую тему Всемирной истории от Сотворения Мира до Апокалипсиса. Книга эта издана на Афоне, там же была переведена на русский язык с греческой рукописи. Наверное, читателю интересно узнать, почему преподобный Нил назван «Мироточивым». Ответ прост: на Афоне существует обычай по прошествии трех лет после кончины инока открывать его могилу и по внешнему виду останков делать выводы о его посмертной участи, чтобы в случае необходимости усиленно за него молиться. Преподобный Нил, подвизаясь в труднодоступной горной пещере, по своему смирению, просил не открывать после смерти его могилу. Но Прославляющий Своих угодников прославил преподобного излиянием целого потока благоуханного святого мира из расщелины в скале, где находилась келия святого и были погребены его останки. Миро столь обильно изливалось в море, что со всего православного Востока приходили корабли с паломниками увидеть чудо своими глазами. Ну, как тут было не назвать преподобного Мироточивым. Судите после этого сами, есть ли основания не доверять его свидетельствам, практически неизвестным современному российскому читателю. Обратиться к его речам, записанным афонскими монахами, читателей приглашает православный публицист Ольга МАКСИМОВА.

Открываем книгу и читаем:

«Глава ХI. Иуда предатель, как пример несказанного терпения Божия. Его происхождение, смертные грехи его юности, апостольство и хозяйственная должность у апостолов. Попытка его присвоить власть духовную и ограничить милосердие Христово; лукавые побуждения, вызвавшие предательство и самоубийство».

Таково заглавие. Само повествование сжато освещает лишь основные моменты жизни Иуды.

«Иуда происходил из селения Искария. Имя отца его — Ровель (по
другим повествованиям — Рувим-Симон из колена Данова. — Ред.). Перед зачатием Иуды мать увидела страшный сон и с криком проснулась. На вопрос мужа она сказала, что видела, будто зачнет и родит мужеский пол и будет он разрушителем рода Иудейского. Муж же укорил ее за веру в сны. В ту же ночь она зачала».


О, если бы жена Ровеля, к которой было обращено сонное видение, могла знать, что ждет ее впоследствии, она бы с ужасом убежала. Но почему не к мужу было обращено страшное предсказание? Возможно, оно подействовало бы лучше. По всей вероятности, обращаться к мужу было столь же бессмысленно, как к камню. Если человеком владеют такие страсти, как сребролюбие и сластолюбие, то они, словно двойная стена, закрывают от души все духовное. Но самое ужасное в том, что состояния душ мужа и жены в подобные моменты являются как бы трафаретом для души зачинаемого ребенка. А воспитание родителями только закрепляет унаследованные качества.

«Ввиду того, что воспоминаемый сон продолжал устрашать ее (жену Ровеля), они согласились с мужем выкинуть ребенка на волю судьбы, сделали ящик, положили в него младенца и бросили в озеро
Генисаретское. Напротив Искарии находился небольшой остров, на котором зимой пасли овец и жили пастухи, к ним-то и принесло ящик с младенцем; пастухи вынули его из воды, накормили ребенка овечьим
молоком и отдали некой женщине вскормить его; эта женщина назвала ребенка Иудой».


Поведение родителей Иуды говорит об их эгоизме и отсутствии богобоязненности. Страшный сон не помешал им зачать ребенка, но стал помехой для его воспитания. Какая же мать решится сразу после
рождения избавиться от младенца! То, что отец не препятствовал ей в этом, говорит либо о ее влиянии на мужа, либо о его абсолютном равнодушии к жизни сына, или о том и другом вместе. Но, может быть,
Иуда был провиденциально оторван от родителей и выращен простой женщиной. Ведь именно первые семь лет имеют особое значение в жизни человека, их отпечатки нестираемы, они во многом влияют на душу.

Простой нрав трудовых людей, красота природы могли бы позитивно воздействовать на характер Иуды. И, возможно, именно эти детские годы, память о них даст Иуде импульс изменить себя после осознания
уже в зрелых годах всей драмы своей жизни. Хотя катастрофа, постигшая его в первые часы после рождения, отзовется нелогичностью поведения (подобно родительской) и богоборческой направленностью сознания.

«Когда же он (Иуда) несколько подрос, пастухи взяли его от кормилицы и привезли в Искарию, чтобы отдать кому-нибудь в приемыши; тут повстречался с ними отец Иуды — Ровель, не ведая, что это его сын, взял его к себе в приемыши».

Долгое отсутствие детей в семье вынудило Ровеля принять такое решение. В Иудее бездетность считалась огромным пороком и была предметом ядовитых насмешек.

«Отец и мать очень полюбили Иуду, который был лицом весьма красив, и, скорбя о брошенном в воду сыне, усыновили его. После этого родился у них сын, и Иуда стал завидовать ему, опасаясь, как бы не лишиться из-за него наследства, ибо Иуда по природе был зол и сребролюбив. Он стал беспрестанно обижать брата и бить его, за это родители часто наказывали Иуду, но тот все более и более разжигался завистью к брату, увлекаясь страстью сребролюбия, и наконец, воспользовавшись однажды отсутствием родителей, умертвил брата. Схватив камень, он убил его, а затем, испугавшись последствий, бежал на тот остров, на котором его вскормили».

Вот таким образом закончилось пребывание Иуды в родительском доме. Казалось бы, поведение Иуды-подростка неадекватно. Но это только с точки зрения приземленного человека. Что им руководило? Будучи расчетливым, он ведь понимал, что убив своего брата, и сам лишится всего, и что оставаясь в доме родителей, он не сможет скрыть своего злодеяния. Иудой владела метафизическая злоба, не поддающаяся человеческому объяснению. Здесь смесь безумия и тонкого расчета. Ему остается единственный выход — бежать от себя в «новую» жизнь и начинать приспосабливаться к другой, «отрывая» от себя прошлое.

«Бежал на тот остров, на котором его вскормили, и здесь поступил в услужение в эллинский дом, в котором, в конце концов, вошел в прелюбодейную связь с женой сына хозяина».

Как явствует из повествования, его преступная связь с этой женщиной тянулась во время отсутствия ее мужа, находящегося в долгом путешествии. Возвратившийся муж без слов понимает, что произошло, увидев беременную жену. Муж любовницы был убит Иудой весьма коварным способом.

«Иуда пошел искать его во всем доме вверху и внизу, и наконец, видит, что он в раздумье сидит на верху кровли. Увидев его сидящим на высоте, стал размышлять Иуда, каким бы образом свергнуть его
вниз, чтобы тот никому не сказал о беззаконии; и, обдумав, нашел способ: там был столб, на котором держалась крыша, где сидел муж; Иуда подкопал под основание, привязал к столбу толстую веревку и
потянул за веревку всеми силами, и упал столб вместе с человеком и террасой».


Здесь интересно отношение жены убитого к сложившейся ситуации. Она тут же заявила Иуде, что теперь он обязан на ней жениться, иначе она огласит его деяния. «Лишь бы был муж», — считала она. А то, что этот муж — негодяй, для нее было неважно. Удивительно ли — скорее закономерно, но ребенок, родившийся от этой любодейной связи, стал разбойником. Тем самым, распятым ошую Креста Господня, чьи слова записаны на века: «Если Ты Сын Божий, сойди со креста, спаси Себя и нас...»

Ровель... Иуда... Разбойник... Одно и то же: сребролюбие и любодеяние, преждевременная нехорошая смерть. Важно отметить, что любовь и любодеяние — понятия неблизкие. И если любодеяние
подразумевает отправление своих животных нужд без особого выбора партнера, то любовь, напротив, является чуть ли не равнозначной понятию «выбор», включая в себя еще и самопожертвование. Конечно же, ни любви, ни особой привязанности к любовнице у Иуды не было, и он не желал отвечать за произведенное потомство. Да и влекло его совсем другое: жажда власти и богатства не позволила бы ему жить простой безызвестной жизнью. И он устремился туда, где, обладая определенными качествами, надеялся найти и действительно приобрел высокое общественное положение.

«В Иерусалиме Иуду приняли во дворец Ирода (по другим источникам — Пилата. — Ред.), где Ирод полюбил Иуду за ловкость и красивую внешность; Иуда стал управителем дворца и покупал все потребное».

Странно звучит — «за красивую внешность». За это любят женщин, но никак не мужчин. Дела, в которых Иуда проявил свою ловкость, теперь уже не представляется возможным узнать, поскольку повествование об этом умалчивает. Можно только догадываться о том, как смог «человек с улицы» оказаться во дворце царя, да и еще в такой чести. Вернемся к родителям Иуды. Что с ними стало после потери детей?

«Родители же его, не зная, что он убил их сына, и видя, что он без вести пропал, скорбели о нем. Так прошло много времени, наконец произошли в Искарии великие смуты, так, что Ровель с матерью Иуды
переселились в Иерусалим и купили себе дом с прекрасным садом, рядом с дворцом Ирода».


И снова пересеклись судьбы родителей и их злополучного сына. Времени прошло уже много. Иуда стал взрослым человеком, и они вряд ли смогли его узнать. Он достиг того, к чему стремился: власти и богатства, даже при отсутствии знатности рода (как он думал, не ведая тайны своего происхождения). Трагическая встреча произошла в доме его отца, в саду которого Иуда углядел удивительные цветы. Он их вознамерился присвоить, войдя в дом Ровеля без приглашения и сорвав цветы, называемые «ароматы». Жена Ровеля не посмела противоречить царскому человеку, а столкнувшийся с Иудой в дверях отец вступил с ним в перебранку.

«Отец, увидев в руках Иуды ароматы, спросил: «Зачем сорвал ты эти благоухания?» Иуда же с великой дерзостью отвечал: «Нужны они мне, что спрашиваешь?» Отец же, когда услышал такое слово от Иуды, разгневался и сказал: «Тебе нужны, а мне не нужны?» (Потому и) Христос изрек Иуде: «Оставь, оно Мне нужно на время погребения Моего...» (говоря о драгоценном мире). Иуда же сказал отцу: «Как
разговариваешь ты со мною, не знаешь разве, что я царский человек?»


Отец же сказал ему: «Пусть ты и царский человек, зачем же дерзко говоришь так мне? Что мне бояться? Как смел ты взойти в дом мой и взять вещь без спросу», — и попытался отец отнять цветы из рук Иуды. Иуда же, будучи заносчив и горд, не перенес слов отца своего, не позволил выслушать от него даже малого слова, тотчас схватил в руки камень и, ударив им по голове, убил своего отца — отцеубийца
Иуда!..»

Как же отреагировал на происшедшее царь Ирод, когда узнал о случившемся? Был крайне недоволен и возмущен его поступком.

«Иуда же, будучи лукав, прибег к защите ходатаев; и пошли вместе с ним (дворцовые люди к царю за него заступаться); повелитель же, увидав, что возмутились дворцовые люди, смутился, оказал ему снисхождение, пожалел его и, согласно закону, повелел, чтобы он взял себе в жены жену убитого мужа. Иуда, как сосуд лукавый зла, принял это; мать же не желала и говорила, что берет другого, а этого не хочет, но повелитель грозно повелел ей, дабы она не смела брать другого, но только этого. Ввиду такой беды, мать, не желая, приняла его, и взял Иуда мать свою себе в жены».

Почему Иуда решил жениться на этой уже немолодой женщине, которая, конечно, не была им любима и которая, само собой, не могла любить его. Ведь он мог, ссылаясь на неприязнь к нему жены убитого,
опротестовать решение Ирода, пользуясь своими дворцовыми связями. Как можно жениться на женщине, у которой есть все основания ненавидеть убийцу своего мужа. Можно заключить, что в данном случае имел место сложный психопатологический комплекс.

«...И родился у них сын». Теперь понятно, почему предшествующий зачатию Иуды страшный пророческий сон не помешал ей все-таки его зачать... «Случайно в беседе с женой открывается, что они суть кровные — сын с матерью...»

Страшно представить, что пережили эти двое, выяснив наконец все. «И познал Иуда беззаконие свое, то есть что он взял в жены мать свою, убив ее мужа, который был отцом ему, и убив отрока, который был брат ему, узнал из слов матери своей, так как раньше о сем не знал; и услышал, что Иисус учит в окрестностях Иерусалима, призывает грешников к покаянию, пошел, нашел Его и присоединился к Нему, чтобы следовать за Ним».

Все мерзости, какие можно было сделать в течение своей жизни, Иуда совершил. Но вот она, трагическая двойственность, что носит в психиатрии название «расщепление личности»: порыв к покаянию и
опять... обращение на круги своя. А какой шанс был дан Иуде!

«Увидав сего Иуду, Иисус Христос понял, что он — человек доброненавистный, зломышленный и злообразный, но принял его с великой радостью, дабы уврачевать душу Иуды. И возвел Иуду Христос в распорядители над всеми апостолами, чтобы он распоряжался всем; и приказал апостолам Христос: все потребное для плоти, в чем нуждаетесь, спрашивайте у Иуды».

Почему так было сделано? Надо думать, что для искупления грехов, чтобы то, в чем был особенно грешен, было исправлено соответствующей добродетелью: жадность — щедростью, тщеславие — безвестностью, властолюбие — уничижением, невоздержанность — целомудрием и т.д. И это можно было выполнить, но, как оказалось, не Иуде.

«Иуда, оставив мать, пошел ко Христу с намерением покаяться, был взят Христом в ученики, сделан казначеем и распорядителем, но по сребролюбию своему продолжал похищать деньги и тайно отсылать их матери, якобы ради пропитания ее».

Что это — нежная забота о матери или запасной вариант? Необходимо напомнить, что иудеи того времени, прекрасно знавшие пророчество Даниила, жили ожиданием прихода Мессии, но в образе воина-правителя, который должен принести независимость Иудее и сделать ее сильным государством. Такой грубо материалистический подход к царству Мессии заметен даже в речах апостолов до сошествия на них Святого Духа. Надо полагать, что Иуда не отличался высокой духовностью и, разумеется, его снова стала привлекать мысль о роли важного царедворца, которым он может стать в будущем царстве Мессии.

Привычки взяли верх. Интересный психологический момент: когда сластолюбивый человек вынужден вести воздержанную жизнь, на передний план у него выходят жажда власти и честолюбие.

«Не ограничился он тем, что имел власть внешнего распоряжения над всем мирским, — говорим: над сокровиществованием, продажей и покупкой, но возжелал захватить в свое распоряжение и внутренний
обмен; говорим: желал Иуда возбранить людям приносить Христу веру, миро и Божественную славу, то есть не хотел давать людям чтить Христа, как Бога, славить Его, как Бога, и возливать на Него
драгоценное миро...»


Неприязнь Иуды к Христу стала расти день ото дня, когда он понял, что не будет Христос правителем земного царства. Что властьимущие составили сговор и Христу, а возможно, и апостолам грозят казнь,
изгнание, заключение. Плотоугодливая жизнь наложила на Иуду свою печать, а он не использовал дарованную ему возможность стереть ее. Он уже сделал свой выбор. Предательство было ему ближе, нежели самопожертвование. Иуда нуждался в тридцати сребрениках? Конечно же, нет. Но привычка — вторая натура. Привычка все и всех продавать... Грехи простить может только Бог, если к Нему обращаются со смиренной просьбой об их прощении, поскольку лишь Он творит чудеса. А что такое чудо? Это явление, выходящее из рамок естественных законов как физического мира, так и духовного. Лишь особым благоволением Божьим возможно выйти живым из огня, пройти по воде как по суху, упав с высоты, не разбиться или, нарушив законы духовного мира, не понести за это закономерное наказание. А иначе возмездие за грех неотвратимо.

Вслушаться только: «Кого я обниму и облобызаю, Того хватайте». Этим все сказано. Может быть, то, что последовало за этими словами, и приснилось матери Иуды в роковую ночь?

Не верил Иуда, что Иисус есть Христос, по огрубению своей души. Стены, воздвигнутые из сребролюбия и сластолюбия, не давали пробиться в его душу ничему духовному. Не мог он и покаяться. Находясь уже на Кресте, Господь ждал, жаждал прихода к Нему Иуды. Но Иуда не пришел, потому что не верил. Даже дерево, послушное воле Господней, не давало Иуде повеситься.

Два раза склонялись ветви его до земли, мешая исполнению замысла. Лишь на третий раз было попущено Иуде привести свой приговор в исполнение.

«Скажи теперь, чего ради пришел Иуда ко Христу повидать Его? Ради своей гибели или спасения? Если для спасения, то почему погиб злосчастный? Потому что не имел твердой веры пренетвердейший
(пренепостояннейший)».


Этими словами преподобный Нил Мироточивый закончил свое повествование о евангельском Иуде.


Ольга Максимова
Наука и Религия
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Вс май 24, 2020 5:27 pm

Открытое письмо Папе Римскому

Пишет Вам рядовой христианин с одной-единственной целью: исправить с Вашей помощью чудовищное недоразумение, в котором по совершенно непостижимым причинам уже около двух тысячелетий пребывает весь христианский мир.

Но по порядку.

Вы, уважаемый понтифик, тоже бывали в Индии.

Помните? Было яркое солнечное утро, когда Вас со свитой привезли из Дели в Бенарес на праздник Кубха-Мела. Вы стояли в тени смоковницы на высоком берегу Ганга, и Ваш секретарь держал над Вами большой розовый зонт. Мы находились неподалеку — у самого портика, рядом с гранитными гхатами, превратившимися в тот день в необъятный фантасмагорический предбанник, в котором бесхитростно и бесстыдно перемешались смуглые тела — сотни тысяч полуодетых и разнополых, не стесняющихся своих природных недостатков и уродства тел — с пестрыми полотенцами, кучами тряпья, котомками с походной снедью и резкими тошнотворными запахами людского пота и первородного греха.

Вам в те минуты, конечно, было не до меня и другой пишущей, снимающей Кумбха-Мелу публики, но некоторые из нас за Вами наблюдали. Нам было хорошо видно: обычно приветливое и добродушное лицо Ваше время от времени становилось угрюмым и отчужденным. Может быть, сказывались жара и трудная дорога из Дели сюда, в самую глухомань страны, вымотавшие Вас, пожилого человека. А может быть, Вы думали о том, например, почему в индуизме все так изумляет, все так бьет по воображению? Зачем так замысловата архитектура храмов, столь усложнено богослужение, так чудовищны статуи богов и богинь, почему индуистские мифы всегда фантастичны, как сумерки, и запутанны, как непролазные джунгли?..

И как это индуизму удалось все-таки возобладать над одно время заменившим его демократическим учением — буддизмом? Почему вдруг раздражающе яркие краски и примитивно жуткие монстры сказали народному сознанию здесь больше, чем прозрачные философствования буддийских монахов и даже — увы! — изящные проповеди христианских миссионеров? Вы, конечно, знаете, что со времен Васко да Гамы католических соборов и христианских общин в Индостане появилось превеликое множество, но до сих пор они живут здесь чужаками и по-сиротски, не западая глубоко в душу и сердце индийцев.

Может быть, глядя с высокого берега Ганга из-под своего розового зонта на обнаженную, штурмующую мутную реку толпу, на взрослых людей, слетевшихся и съехавшихся сюда, в Бенарес, со всех концов страны, специально чтобы поплескаться, как дурашливые дети, в замусоренной воде рядом с погребальными кострами: как водится, на Кубха-Мелу трупы умерших сжигали здесь же, на каменных гхатах, отправляя горящих на сандаловых плотах мимо купающихся, по течению, в никуда, в вечность... может быть, Вы думали: вот как легко замаскировать тяжелое бытие нагромождением причудливой фантастики, возбудить воображение и усыпить им настоящее религиозное чувство?.. А может, Вы думали, стараясь не выдать себя, чтоб не обидеть чужой веры:

как бессмыслен и страшен мир, лишен¬ный разумного бога и населенный бесами?


Если так, Ваше Святейшество, мы с Вами в ту минуту думали об одном и том же.

Потому что, господин предержатель Святого Престола, и вы и я знали, почему до сих пор в стране одной из древнейших в мире цивилизаций сотни миллионов людей истово верят неведомо во что и бес¬причинно впадают в мистический экстаз.

Ну конечно, из-за Вас, понтифик! Хотя, признаюсь, лично мне Вы симпатичны, и я меньше всего хотел бы думать, что Вы из числа тех прелатов, которые со времен кардинала Ротелли сознательно скрывают от мира правду о том, что не случайно единственное и самое далекое паломничество за всю свою земную жизнь Иисус совершил в Индию и Тибет, где он провел ни много ни мало, а целых шестнадцать лет — почти половину из отпущенных ему Отцом. Правду о том, что в библиотеке Ватикана, в доступных лишь избранным иерархам тайниках, хранятся как минимум 63 древних манускрипта из ламаистских монастырей Тибета и Ладакха, документально свидетельствующих о пребывании в тех местах галилеянина и подробно рассказывающих, что занесло сына человеческого так далеко от Палестины.

Целых 63 (!) фактически неведомых миру (и самой Индии в первую очередь) Евангелий, восполняющих пробел почти в шестнадцать лет (!), допущенный по незнанию или по какой-то другой причине апостолами — биографами Христа Матфеем, Лукой и другими.

Возьмем Евангелие от Луки. Откроем ту главу, в которой «Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник...» Далее мы встречаемся с Иисусом в Евангелии от того же Луки уже при крещении в Иордане, когда «крестился весь народ, и Иисус крестившись молился...», и, «начиная Свое служение, был лет тридцати...».

Итак, двенадцать лет, а затем вдруг через целую жизнь — как через пропасть, через зияющую пустоту — сразу к тридцати годам, следом за которыми скрупулезнейшим образом биографами выписан едва ли не каждый день Учителя — вплоть до самого Вознесения. Не старайтесь, не ищите и у других евангелистов. Их там тоже нет — словно вырванных кем-то страниц из жизни Иисуса.

...А загадочных страниц этих никто не вырывал и нигде не терял: они спокойненько как минимум уже лет сто с небольшим лежат под спудом, за семью печатями в библиотеке Вашего религиозного ведомства, уважаемый понтифик.

Что нам известно о тех страницах, старательно и любовно заполненных безымянными собратьями Марка и Луки, Иоанна и Матфея, о тех затерявшихся годах Учителя?..

Кому — нам? Прежде всего — Николаю Нотовичу, уроженцу Одессы, верующему, православному русскому журналисту, первооткрывателю в 1887 году древних рукописей в буддистском монастыре в Ладакхе, в Гималаях.


[color=black]Военный журналист на Русско-турецкой войне 1877 — 78 гг., автор нескольких исторических — в духе нашего Пикуля — бестселлеров о русских царях, русской армии и флоте, об отношениях России с Англией, Нотович решил пренебречь специальным разрешением британского консула в Одессе и осенью 1887-го отправился на перекладных через Персию, Афганистан, Кашмир в царство гор и снегов — в овеянный вековыми легендами о загадочном земном рае Шамбале Малый Тибет — индийский Ладакх, ворота в Большой Тибет.

...Поздней осенью в горном Ладакхе гуляют жестокие сквозняки, и все живое в нем зябнет и мечтает о тепле, но Нотовичу в ту минуту стало жарко. От догадки...

— Это какой же Исса?

— Лучший после двадцати двух Будд. Он пришел к нам юношей, а ушел учителем... Он учил простых смертных прощать и любить — даже своих врагов. Он показывал людям, что все проходит — как эта сырость в монастыре: сегодня холодно, а завтра будет солнце. Исса показывал, как можно не силой, а милосердием побеждать зло. Как исцелять больных и помогать несчастным молитвой...

— Но, досточтимый лама, не может ли быть так, что ваши книги про святого Иссу просто описывают известные всем христианам деяния Иисуса в Иудее? Что с Индией их просто связала чья-то ошибка, что здесь он никогда не бывал?..


Желтолицый человек в черном клобуке и с выцветшими глазами, без возраста, не вставая, дотянулся до обитой бордовым бархатом полки у входа в гостевую келью, снял с нее бронзовый поднос с бирюзовыми четками, помял блестящие костяшки в заскорузлых, жестких пальцах и задумчиво посмотрел в незастекленное окно — на заснеженные горные пики на горизонте, начавшем к полудню очищаться от облаков, затем — на иностранца.

— Манускрипты не могут врать. Исса пришел в Индию с торговым караваном, когда ему было тринадцать. В этом возрасте в Палестине юношам уже подбирают невест. Но Исса выбрал себе другой путь... В Индии он жил среди джайнов, у белых брахманов, изучал Веды, наши древние книги, потом он ходил в Тибет и бывал в Бенаресе, Раджагрихе, Ришикеше... — во всех священных городах Индии. Разве об этом в ваших Евангелиях тоже писано? Разве они тоже знают про годы Иссы в Джаггернауте: там он толковал священное писание шудрам и вайшиям — презренным кастам, которым брахманами строго-настрого запрещено было даже приближаться к храмам, и за это жрецы едва не казнили Иссу — его вовремя предупредили, и он успел спастись...

— Но зачем, Ваше преподобие? Как объясняют это ваши мудрые книги — Исса из Назарета пришел именно в Индию?

— А как же? — наивность русского, кажется, искренне изумила старика. Ведь это наши, индийские, риши — у вас они зовутся волхвами с Востока — пришли в Вифлеем первыми поклониться Сыну Божьему. Теперь Он пришел на их родину. Пришел из благодарности, что риши не выдали его когда-то царю Ироду, как тот требовал, из уважения к их мудрости пришел...

— Но, уважаемый лама, если книги, о которых вы говорите, хранятся в Тибете, откуда вы их так хорошо знаете?

— В Хеми их знаю не один я... Исса был здесь, когда возвращался из Лхасы домой, в Иерусалим. Вон там, — монах показал рукой на заброшенный пруд под окном кельи, — на берегу, еще недавно стояла туя, под которой Исса говорил с народом и где он исцелял больных... Еще ведь у нас в монастыре сохранились два манускрипта — копии лхасских, — один на тибетском, другой — на древнем пали, в них все можно прочесть про жизнь пророка. Что принадлежит Богу, то принадлежит и человеку. ...У нас есть причины не доверять мусульманам — они уничтожили много наших святынь и силой увели в свою религию многих наших единоверцев... — Старик горько вздохнул: — Сейчас нет важнее задачи, чем вернуть их... Но с христианами мы живем в братстве. У нас много общего... Я покажу вам книги Хеми, но только... когда вы еще раз придете к нам...


Полгода добираться до Леха, едва не погибнуть: в Персии — от рук грабителей-курдов, на перевале Зожила в Кашмире — под снежной лавиной, быть всего в двух шагах от уникальной находки, почти держать ее в руках — и все прахом. Когда он еще теперь попадет сюда, за тысячи верст от дома, в горное царство лам?..

Но на следующий день, ближе к вечеру, произошло странное событие. Попрощавшись рано утром с любезным настоятелем монастыря, Николай был уже на полпути к кашмирской Долине Счастья, когда его всегда надежный конь вдруг оступился на горном склоне и он вывалился из седла, сломав себе ногу. А так как помощи ждать больше было неоткуда, спутники Нотовича решили не рисковать и вернуться в Ладакх. На весь Лех в то время насчитывался один-единственный хороший доктор — все тот же верховный лама в Хеми. Он и лечил русского. Сломанная голень обычно срастается месяца за три-четыре, монах же обещал поставить Нотовича на ноги через пять дней. Но все зажило у него уже на третий. Причем загадочным для самого пациента образом. То ли помог специальный компресс — правда, журналисту показалось, что это была простая горчица, смешанная с порошком коричного дерева и намазанная на лоскут обычной старой газеты, то ли особые молитвенные пассы, проделанные стариком, вооружившимся кукхри — огромным непальским кинжалом — над сломанной ногой, или то, что принес лама, отлучившись на полчаса сразу после процедуры...

Да, это были они — два пухлых, пахнущих воском пополам с сандалом тома в черном переплете изящной ручной работы и с пожелтевшими, но еще крепкими пергаментными страницами, исписанными по-тибетски. Гость из России забыл про боль. Он позвал Анри, своего секретаря, которого нанял во французской колонии Индии Пондишери, — тот знал тибетский — и они начали читать...
Несмотря на внушительную объемность книг, текста в них было немного:

четырнадцать глав, в каждой — по семнадцать или двадцать пять строф, напоминающих размером и стилем те, которыми писаны апостольские Евангелия. Всего двести сорок четыре строфы. С первой по четвертую и с десятой по четырнадцатую главы похожи на те, в которых Лука, Матфей и другие биографы Христа доводят его жизнь с рождения до двенадцати лет с небольшим и затем — от крещения в Иордане до казни и Воскрешения.

Но вот с пятой по восьмую...
Автором «Жизнеописания» был, очевидно, кто-то из близко знавших Иисуса людей — скорее всего, тех, кто прибыл с Ним в Индию тем же купеческим караваном из Палестины или кто присоединился к Нему где-то в Кашмире в первые же дни, в самом начале похода, и сопровождал его, был рядом в течение всех шестнадцати лет, что провел Иисус среди индийцев и тибетских лам. Значит, вот как это было... Нотович достал из походной сумки старую английскую карту, приобретенную накануне у букиниста в горной столице британской Индии Симле, три цветных карандаша и прочертил маршруты, сверяясь с манускриптом, как с путеводителем. Желтым — туда, вглубь страны ариев, через пять рек и одну пустыню, в горную цитадель, Гималаи — «обитель снегов»... Бордовым — обратно, в Иерусалим. И еще бирюзовым, пунктирно — предполагаемые маршруты, которыми мог следовать Исса: в некоторые главы вкрадывались разночтения, которые не сразу поддавались расшифровке...

Но, скорее всего, было так: купеческий караван с юным Иссой вошел в Индию «Шелковым путем», соединявшим веками торговые миры Ближнего Востока и Китая. Значит, через нынешние Равал-пинди, Лахор и новую родину древне-арийцев — Пенджаб. Затем пути назаре-тянина и купцов, очевидно, разошлись, потому что «Шелковый путь» следовал севернее, в Китай, а Исса повернул в сторону жаркого юга — простирающейся до самой сегодняшней столицы Дели пустыни Раджастхан — Раджпутаны на карте, — края древней и самой аскетической религии Индии.

Если караван пришел в мае, Исса вполне мог попасть на праздник Махавиры Джины — день рождения основателя джайнизма. Махавира родился чуть раньше Будды, отсюда и религия старше... Он мог лицезреть и парадное лицо джайниз¬ма, и его изнанку. Парадное — невеселое. Если не считать молчаливого шествия обнаженных догола святых людей по улицам индийских городов и сел, исповедующих джайнизм. Впрочем, это для обывателей джайны голы: сами дигамбары - ортодоксы, с вызовом несущие свою наготу сквозь современные городские кварталы и толпы зевак, убеждены, что они одеты. Одеты небом... И уверены, что гораздо существеннее разглядывания их худосочных и впалогрудых телес с несимволическими лингамами видение того, что внутри их. А внутри у них — подвиг, каждодневный и ежесекундный, а именно суровый аскетизм — совершенный отказ от бренной собственности, готовность получить ранение или даже принять смерть, нежели причинить кому-либо насилие или боль. Они не охотятся и не ловят рыбу, не пашут землю и даже... не дышат не прикрытым марлей ртом: в земле можно нечаянно погубить дождевого червя, а в воздухе — насекомое...

Полнейшая «ахимса»! Ненасилие, возведенное в абсолют.
«Один год в школе горя научит тебя большему, чем семь лет, посвященных изучению доктрин Аристотеля...» Человечество до сих пор не знает, кому из великих принадлежит это изречение. А вдруг Ему? Вдруг Индия, ее чудовищная кастовая неразбериха, на которой паразитировали божьи избранники-самозванцы, стала первым предметом в школе жизни будущего Христа?.. Итак, Орисса — Джаггернаут, Раджагриха, Бенарес, Капилавасту. Шестнадцать лет в родных городах всех богов индуистского пантеона и на родине Будды, в главных мозговых центрах древнейших мировых философий и религий, среди знатоков Вед и Пуран, святых людей и непререкаемых авторитетов? Здесь, сообщает неведомый биограф, «белые брахманы учили юношу читать и понимать Веды, а он толковал им Писание. Здесь он начал исцелять людей молитвой, изгонять из них бесов и возвращать им разум. Особую любовь к назаретянину питали вайшии и шудры, которых Исса обучал Священному Писанию вопреки запрету жрецов и военной знати — кшатриев. Те под страхом смерти не допускали две низшие касты (считалось — рожденных прародителем Брахмой из своего чрева и ног. — Ред.) до слушания Вед.

Лишь по особым праздникам. Но чужестранец, слава о божьем даре которого уже гремела по всей Арьяварте — земле ариев, ослушался жрецов и — больше того — осрамил их принародно: «Бог Отец не делает различий между своими детьми. Все одинаково дороги ему. Тот, кто лишает других счастья, — сам будет лишен его... В Судный день шудры и вайшии будут прощены за то, что их насильно лишали любви Бога при жизни, а те, кто присваивал себе его права, наоборот, будут им сурово наказаны...»

А теперь, следом за этим неуклюжим и малохудожественным нашим изложением главы шестой «Жизнеописания святого Иссы», вспомним: «...кто возвышает себя, тот унижен будет; а кто унижает себя, тот возвысится. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царствие Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете...» («Евангелие от Матфея»).

Все это не проливает ли свет на самую мучительную, может быть, для историков и богословов загадку: ну откуда у молодого человека по имени Иисус такая блестящая и железная логика, такая взрывная и неумолимая аргументация, такие память и остроумие, которыми он мо¬ментально и наповал побивает всех первосвященников и книжников, фарисеев и саддукеев — часто и совсем не глупо, заметьте, провоцирующих Христа. Не поленитесь — откройте любое место у Матфея, где Иисус урезонивает своих идеологических противников — да ни один из самых великих полемистов и ораторов в мире — что бывших, что нынешних — и близко не стоит к сыну плотника...

А Вы, Ваше Святейшество, говорите:

«потерявшиеся годы»... Да вот они — найденные... — в индийской школе, в которой Исса-Иисус был и Учеником, и Учителем, как и полагается Богочеловеку, найденные!


Древние манускрипты (в количестве минимум шестидесяти трех) о паломничестве Иисуса на Восток хранятся в секретном архиве Ватикана. О них сообщал один из самых влиятельных в конце XIX столетия иерархов Римской курии и всего Святого Престола кардинал Ротелли...

Нотович примчался из Ладакха обратно, в Европу, окрыленный своим открытием, и — сразу к кардиналу, рассчитывая на личные добрые отношения с ним, а еще больше — на близость Ротелли к папе римскому — Пию X. Но... В ответ на предложение обнародовать поскорее находку из Хеми он и услышал:

— В архиве апостольской библиотеки Ватикана давно имеются аналогичные рукописи — причем не только на тибетском, но и на других восточных языках. Их в разное время христианские миссионеры привезли в Рим из Индии, Китая, Египта... Они действительно рассказывают про некоего пророка Иссу, показывавшего чудеса на Востоке...

— Но это Он! У меня почти готова книга, тибетский лама в Хеми дал мне переписать копию манускрипта. Но мне нужно благословение святого папы!

Ротелли вдруг тронул Нотовича за локоть: — А может быть, вам нужны деньги?


Ох, как ему пригодились бы сейчас деньги: изнурительная и длинная дорога через полмира и обратно стоила ему практически всех сбережений. Но разве есть сумма, равная его открытию — удивлялся Нотович про себя странной непонятливости прелата, уже надевая в прихожей шляпу и сухо раскланиваясь с хозяином.

— Но почему? Что здесь не так? — искренне недоумевал он, направляясь в сторону бульвара Пастера к Жаку Рене и ругая себя по пути, что не догадался заглянуть к нему до кардинала. В отличие от вежливо-приятельских отношений с последним с Рене они были откровенными друзьями: именно он — известный в европейском научном мире богослов и историк, автор недавно нашумевшей книги «Жизнь Иисуса» — надоумил русского раздвинуть горизонты и отправиться на Восток.

— Оставь мне свои рукописи, — предложил Рене Нотовичу после того, как тот пересказал ему встречу с прелатом. — Я что-нибудь придумаю.


...Вас когда-нибудь предавали друзья? Женщина не в счет. Ее можно понять — она полюбила другого. Но друг... Так вот нет ничего хуже того дня, когда один из них совершает то, что сделал Рене. Он выступил с докладом в Академии наук в Париже, где осмеял своего русского друга, назвав его находку в Хеми еретическим бредом индийских лам, а самого Нотовича — наивным несмышленышем, взявшимся не за свое дело и не умеющим отличить фальшивку от подлинника...

Происходила какая-то чертовщина, непостижимая для бывшего военного журналиста, привыкшего делать свое ремесло открыто и совестливо, всегда докапываться до истины и отличать правду от злонамеренной лжи.

Дальше — больше. Он опубликовал свою книгу-очерк о путешествии в Хеми, назвав ее «Незнакомые годы Иисуса Христа», сначала в Париже, затем в Англии и США. (На родине она была издана лишь в Киеве очень незначительным тиражом и осталась практически незамеченной.)

Книга разошлась на Западе быстро, но расколола клириков и мирян на два лагеря: на тех, кто немедленно обрушился с суровой критикой на молодого автора, якобы дурачащего читателей бездоказательными россказнями о мифических манускриптах и будто бы даже никогда и не бывавшего в пресловутом ламаистском монастыре Хеми.

Среди критиков был серьезный мировой авторитет — востоковед и теолог профессор Мюллер. Нотович даже расплакался, когда прочел его рецензию на свою книгу. И второй лагерь — это те, кто читал «Незнакомые годы» с восторгом. Но... по-обывательски, как легкое чтиво, ненаучную фантастику.

И трудно сказать, что бы случилось со всей этой историей, скорее всего, она бы затерялась, пропала среди бурных событий на рубеже двух веков. Как пропал незаметно для всех сам ее герой — Николай Нотович... Последний раз его видели летом 1899-го покупающим билет на поезд Париж — Марсель с тем, чтобы из Франции отплыть пароходом на родину, в Одессу. Но вот отплыл ли? И добрался ли? Мы искали, прежде чем садиться за эти записки, хоть какой-нибудь след Николая Нотовича на Черноморье и... не нашли.

Свами Абедананда прибыл в Лех в 1922-м опровергать. Индиец жил в Англии и слыл крупнейшим в Европе — на уровне Мюллера — ученым-ориенталистом. От них двоих Нотовичу досталось больше всего за... «фантазерство». В отличие от Нотовича, не довезшего фотопленку, на которую он переснял манускрипты — она пропала по вине его секретаря Абедананда, — вернулся в Лондон с фотографиями и переводом "Жизни Святого...» с тибетского на бенгальский. С последнего на европейские языки перевести текст было уже несложно. И что же? Совпадение с текстом Нотовича было стопроцентным!..

Следующим гостем Хеми стал Н.К. Рерих. Когда в 1925-м его экспедиция добралась до Ладакха и обнаружила в Хеми знакомые манускрипты, он сказал фразу, немало удивившую даже его близких: «Я знал, что Иисус был в Индии!..»

«Шринагарские мусульмане рассказывают, что распятый Христос, или, как они говорят, Исса, не умер на кресте, но лишь впал в забытье. Ученики похитили Его и скрыли, излечив. Затем Исса был перевезен в Шринагар, где учил и скончался. Гробница Учителя находится в подвале одного частного дома. Указывается существование надписи, что здесь лежит сын Иосифа, у гробницы будто бы происходили исцеления и распространялся запах ароматов. Так иноверцы хотят иметь Христа у себя».

Рерих излагает — блестяще, как и вся его проза — фрагменты того самого манускрипта Хеми о жизни в Индии подлинного Иисуса, их перевел с тибетского сын художника Юрий Рерих — знаток восточных языков, ученый-тибетолог. Фрагменты полностью совпадают с версией Нотовича...

...И наконец точку во всей этой смахивающей на детектив истории с «Незнакомыми годами» могла бы неожиданно, как то и положено по закону жанра, поставить совершенно посторонняя, никакого отношения ни к Востоку, ни к писательству, ни к науке, ни к религии не имеющая женщина — пианистка из Швейцарии Элизабет Каспари.

В Хеми она попала в 1939-м почти случайно: развлечься и попутешествовать ее уговорила подруга — богатая филантропка из Америки. В первый же день в Хеми молодой настоятель монастыря, недавно сменивший прежнего, старика, сказал ей, показывая на два пухлых тома: «Вот книги, свидетельствующие — ваш Иисус был здесь! Возьмите их с собой, покажите своим единоверцам. Хотите — верните потом, хотите — оставьте в своем храме...»

Но в тот же день женщины узнали, что Гитлер развязал войну в Европе. Заспешили домой, стали собираться, и впопыхах Элизабет забыла манускрипты.

С тех пор в Хеми перебывало множество путешественников, но никто из них священных книг больше не видел.

...Однажды вечером, когда последние птицы слетели с башен Красного форта и вернулись в птичий госпиталь, где джайны подкармливают их и залечивают им раны, я спросил тибетского изгнанника, живого Будду, 14-го Далай-Ламу — мы сидели неподалеку в его прохладной делийской резиденции на Чандни-Чоук, — не знает ли он что-либо о судьбе тех манускриптов про жизнь святого Иссы, которые хранились у них в монастырях в Лхасе?

— Кто ж теперь знает, что там осталось, что уцелело в наших святынях после оккупации страны и ее разорения? — горестно вздохнуло живое божество.

Почему же Ватикан до сих пор скрывает от верующих и мирян, что Иисус полжизни провел на Востоке — в Индии? Я думаю, потому, что католическая церковь была и остается крайне нетерпимой к буддизму, называя его религией без Бога, владычеством Сатаны, который будто и подсказывает человеку страшную мысль о полном самоубийстве, об уничтожении своей духовной жизни и превращении души в ничто, в пустоту...

И с буддизмом, и с индуизмом христианство расходится в главном: нельзя возвеличивать человека над Богом и обожествлять его. И в Иисусе не может быть больше человеческого, чем Божьего, потому что не может быть никогда!

Так, Ваше Святейшество?

Но... ведь мы оба с Вами были в Бенаресе. Скажите, положа руку на сердце, разве где-нибудь еще в мире сегодня так верят? Относятся так к своей религии? Да, у нас разные мировоззрения, но возьмем хотя бы одно общее понятие — о душе, о том, что спасение ее важнее всех земных благ и даже самой жизни. Разве не есть у нас это просто механически повторяемая формула, а у них — важнейшее жизненное правило, двигатель всей их социальной жизни? Одним словом, разве нам нечему поучиться у них?

И потом... Нотовича прелат Ротелли спросил, что хорошего он ждет от обнародования книги о неизвестных эпизодах из жизни Христа. Я бы, окажись на его месте тогда, в Париже, наверное, сказал:

«А что плохого в том, что люди узнают, что Иисус был похож на них еще больше, чем они предполагали? Чем навредят моим детям обнаруженные страницы о том, как Иисус тоже ходил в школу и изучал Упанишады и Веды, а может быть, и Платона с Пифагором, прежде чем стать лучшим из людей, Учителем?

И откуда у Вас право кормить людей историей о Нем, как манной кашей — с ложечки, дозируя ее, не давая самим во всем разобраться? А Вы как думаете, понтифик?

Если вдруг найдется время, чтобы ответить, — мой адрес в Интернете: Alextv@cityline.ru

Сергей Алексеев.

Письмо опубликовано в журнале Огонек №18 (4605) за май 1999 г.
Вложения
14322605_1797551710528232_7143729864520736305_n.jpg
14322605_1797551710528232_7143729864520736305_n.jpg (13.37 КБ) Просмотров: 523
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Сб июн 06, 2020 10:55 am

ПРИТЧА О ПИСАНИИ

Молодой монах принял постриг, и в монастыре ему первым заданием было помогать остальным монахам переписывать от руки церковные уложения, псалмы, законы и т.п. Поработав так с недельку, наш монах обратил внимание, что все монахи переписывают эти материалы с предыдущей копии, а не с оригинала. Подивившись этому факту, он выразил свое удивление отцу-настоятелю:

«Падре, ведь если кто-то допустил ошибку в первой копии, она же будет повторяться вечно, и ее никак не исправить, ибо не с чем сравнить!». «Хм, сын мой — ответил отец-настоятель,— вообще-то мы так делали столетиями… Но, в принципе, в твоих рассуждениях что-то есть!» — и с этими словами он спустился в подземелья, где в огромных сундуках хранились «первоисточники», столетиями же не открывавшиеся.

И пропал.

Когда прошли почти сутки со времени его исчезновения, обеспокоенный монах спустился в те же подвалы на поиски святого отца. Он нашел его сразу — тот сидел перед громадным раскрытым томом из телячьей кожи, бился головой об острые камни подземелья и что-то нечленораздельно мычал. По покрытому грязью и ссадинами лицу его текла кровь, волосы спутались и взгляд был безумным. «Что с вами, святой отец? — вскричал потрясенный юноша,— Что случилось?!»

"Celebrate,— простонал отец-настоятель,
— слово было: c-e-l-e-b-r-a-t-e!
А не «celibate»!!!"

***
(celebrate — празднуй, радуйся; celibate — воздерживайся)
Вложения
083012_1141_3.jpg
083012_1141_3.jpg (72.05 КБ) Просмотров: 451
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Пн июн 15, 2020 9:14 am

+
Вложения
i.jpg
i.jpg (31.75 КБ) Просмотров: 403
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Вт июл 14, 2020 9:44 am

НАМОЛИЛА...

Настоятельница московского монастыря купила Mercedes-Benz S-класса за 10 млн руб.


Игуменья Феофания (в миру Ольга Мискина) за последние 13 лет сменила как минимум четыре автомобиля Mercedes.
Феофания 25 лет возглавляет Покровский женский монастырь на Таганской, где находятся мощи святой Матроны Московской.
Кроме того, она руководит пятизвёздочной гостиницей «Покровская», построенной по программе гостиниц для паломников, и гостиницей «Даниловская».
В 2018 году президент вручил Феофании орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
Вложения
107800737_10215049834153717_5320629682800364813_o.jpg
107800737_10215049834153717_5320629682800364813_o.jpg (19.89 КБ) Просмотров: 315
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Вс авг 09, 2020 9:40 am

Свежие иконы
Вложения
44.jpg
44.jpg (36.6 КБ) Просмотров: 260
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Re: ИИСУС - ВЕРСИИ

Сообщение you » Чт сен 17, 2020 9:46 am

И СВЕЖИЕ КНИГИ
Вложения
119597579_10218227379859174_3890267747612267889_n.jpg
119597579_10218227379859174_3890267747612267889_n.jpg (35.05 КБ) Просмотров: 205
you
Site Admin
 
Сообщения: 22585
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2006 4:33 pm

Пред.

Вернуться в Человек = Бог + Эго. Бог = Человек - Эго

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Google [Bot]

cron